Wednesday, April 03, 2019

Reports and Plans for Summer 2019 and Further

Текст ниже - это заметки, по которым я ещё буду додумывать и выводить план действий. Так что читать, только особо интересующимся

Относительно планов и ориентиров предыдущего сезона:
  • по основному направлению про улучшение контакта с самим собой я заметно не продвинулся (хотя как знать, может и продвинулся, но не всё сейчас заметно...). Понял, что раз идёт медленно, то первично - научиться также легко и с интересом, как получается читать и писать тексты - считывать (чувствовать) и писать (изменять) себя
  • например, переписать рост волос на голове (да, я понимаю, что это анти-научно - не догоним, так согреемся). В первое моё лето на берегу Ладожского озера волосы ожили и было впечатление, что начали восстанавливаться. Два последующих сезона таких результатов на Ладоге получить не удалось - хотя тут не понятно, как определять - может без Ладоги потеря волос была бы существеннее. Есть , возможно, наследственный контекст: дед по маме был лысым уже при рождении мамы. 
  • В Ладоге пришла способность плавать с открытыми глазами, теперь интересно научиться плавать не по методике (как учили), а по ощущениям.
  • по географическим, природным и обществоведческим исследованиям интересы удалось осуществить существенно (об этом ниже).
  • про строительный опыт стало понятно, что уж если что-то (отношение и технологии) и перенимать, то у скандинавов (в северной Карелии, где Финляндия ближе чем Россия, уже существенно заметны подходы и результаты, про которые можно сказать: "У нас так не умеют"). Кроме вдумчивого подхода есть там и местный материал: срубы строят из сухарника (финны называют 'Kelo'). Это сосна, которая естественным путём умерла и высохла стоя на корню.   
  • садово-огородный опыт в минувший сезон был минимальный. Немного на Псковщине и в Архангельской (зато северный и с отдаиванием пяти коз в день). Садоводы из "Ковчега" сообщают, что стаж работы с растениями может накапливаться в человеке, так что продолжаю посадки при любом удобном случае.  
Про картину мира:
  • Пришло желание научиться перестать хотеть менять мир (а это трудно). Учусь менять себя. И это не про сдаться или согласиться. Открытие в том, что как бы странно не звучало, но изменения себя открывают пути в другие миры (или хотя бы заметно расширяют границы этого).
  • В современном творчестве для детей и затем для взрослых задаётся система координат, где есть добро и зло, и где они друг с другом борются. И что это некая основа основ. Свой - чужой, наши - враги. А что если зла нет? А есть страх за себя и непонимание другого (чужого). И это система с обратной связью. Непонимание, незнание рождает страх, а страх ещё больше мешает понять другого, других и вообще текущую ситуацию. В современной массовой культуре такую альтернативную постановку вопроса и соответствующий сюжет я встречал только в анимационных фильмах у Миядзаки (но я очень слабо знаю современную культуру).  
  • В Карелии, зимой я провёл один день на вырубках, сам пилой и топором не орудовал. Но ощущение, что вот был лес, а теперь тут его нет, существенно изменили моё  восприятие формулировки: "Дом? - конечно, из дерева - в нём дышится лучше и вообще это экологичный материал". Интерес к технологиям с минимальным использованием древесины (вроде вариантов самана) у меня заметно вырос, а бумажная книга теперь уже точно не лучший подарок.
  • Выписал списком то, почему я стал жить в сельской местности и то, что мне было не видно из города. В деревне на себе испытываешь как среда обитания человека деградирует. Очевиднее становится, как я сам этому процессу способствую. Отсюда всё чаще встают вопросы: 
    • Где базовая ценность, а где надуманная? 
    • И пройдена ли уже точка невозврата из коллапса биосферы пригодной для человека? 
  • В сельской местности особенно заметно, насколько мягче становится зима. Уровень воды в Ладожском озере по моим наблюдениям растёт. Статья в Harvard Business Review (февраль 2019) "У нас осталось примерно 12 лет" - там, конечно, написано про то как большой бизнес начинает осторожнее вести себя с потреблением природы, но на фоне описанной же картины экологических изменений, выглядят эти бизнес-меры, мягко говоря, запоздавшими (и как борьба с симптомами, а не с источниками изменений).
  • Отсюда интерес продолжать движение в места, где больше природы и меньше людей, но людей более Homo sapiens, чем Homo systemus. В феврале в ВШЭ была школа с темой "Деколонизация воображения". Я не поехал, но теперь всё проще замечаю колониальные товары (индийский чай, кофе, табак, какао, кола, бананы, ...) и колониальные образы мысли и поведения (насадить свою веру и технологию; видеть окружающий мир как ресурс, а не как сущности со своими правами: людей, животных, растения, водоёмы, камни, ...). Про права "не людей" - сейчас западный человек определяет себя через свои роли в социуме, через взаимодействие с другими людьми и через владение предметами, информацией, домашними животными. Позиция хозяина, властелина природы, где все что не человек - это ресурс. Из такой позиции целостного образа мира не складывается. За минувший сезон я осознал эту разницу и начал учиться воспринимать себя не только через взаимодействие с социумом и отдельными людьми.       
  • С другой стороны, если искусственный интеллект получит неограниченный доступ к возобновляемым источникам энергии и средствам производства до событий (вроде больших экологических катастроф или войн), которые могут отбросить развитие технологий назад, то недоступных для него мест на Земле и в ближнем космосе уже не останется ("обмен веществ" и передача знаний у электронных систем и нейронных сетей быстрее чем в человеческом обществе, на полное освоение Земли может хватить, например, года). Тогда человечество вполне на себе сможет узнать отношение более интеллектуальной сущности к - менее (как мы сейчас относимся к муравьям, например). Специально и не уничтожаем, но когда нужно построить дорогу, то количество уничтоженных муравейников (в нашем случае - городов) никто не считает. 
  • Мозг человека последние 25 тыс. лет начал уменьшаться, и особенно заметно последние 10 тыс. лет (переход к земледелию).
    В правой руке у С. Дробышевского череп Кроманьон 1, в левой - череп современного человека (фото с Антропогенез.ру).
    Эти сведения из короткого текста "
    Глупеем ли мы? О причинах уменьшения мозга" антрополога из МГУ Станислава Дробышевского совмещенные с данными о размере мозга китообразных (включая дельфиновых) и наличия у них культуры ещё только начинают порождать у меня вопросы и сомнения об общепринятых устоях современной цивилизации. Это какой-то огромный источник вопросов, к которому можно возвращаться и возвращаться.
  • А вот вопрос о школах, я для себя закрыл практически полностью и вместо него открыл один большой вопрос, что и как я могу сам (и с совместно с другими) осваивать, чтобы толково отвечать на большинство детских вопросов (почему трава зелёная, а вода в море солёная; что такое глина, а что такое кариес; и почему слон называется "слон", а солнце - "солнце"). Место для учебы - вся окружающая среда, а самое неподходящее - школьный класс. Лучшие тексты о школе, что я встречал за минувшие года три написал Игорь Польский: про "откуда и для чего нынешняя школа была создана", о прошлом (первобытном) и будущем (которого может не быть) в школьной истории. Если родители и родственники ребёнка сами заинтересованы понимании мира, то этот интерес они могут передать даже без очного контакта. В XX веке Джавахарлал Неру рассказывал историю своей дочери Индире Ганди с помощью писем из тюрьмы, а Салман Хан объяснял математику своей племяннице удалённо по интернету, из чего потом получилась Khan Academy. В этом вот контексте мне сейчас интересно освоить "чтение" неба - движение светил, знание звёзд.
  • Межпоколенческое. Из смутных ощущений, что "историю собственных предков хорошо бы знать, но не понятно зачем" начинает вырисовываться логика и видение своего места в родовых деревьях (пока написал только одну историю про географию предков и одну про себя в контексте родственников). Смущает, правда, объём раскопок, который позволит узнать хоть что-то про пра-пра-родителей и пойти глубже, а от них обратно вверх по дереву к многоюродным нынешним родственникам. 
  • Продолжаю встречать людей, которые выглядят и действуют моложе своего возраста (пока рекорд в 90 лет) и таких, кто может самодостаточно жить в тайге по два месяца без выхода в цивилизацию (предполагаю, что такой опыт быта, примерно того же порядка может давать эффекты, что и зарегламентированная випассана).
  • К вопросу о хорошо сохраняющихся людях. Крепнет у меня уверенность, что столы со стульями и особенно унитазы - они примерно также ослабляют и деформируют организм, как, скажем, частое использование автомобиля или как инвалидное кресло-каталка для здорового человека.  
яна (@kaknravitsya) 's Twitter Profile * TwiCopy
Своего фото нет, взял отсюда.

Места
Минувший сезон оказался в основном карельским и относительно северным (+ Архангельская область). Южнее Калужской области я не спускался. 

Летом 
  • стоял с палаткой на северном берегу Ладоги в Питкярантском районе (знакомившись с международным явлением 'Rainbow Gathering'). Очень теплое лето позволяло купаться в море-озере уже в конце июня. 
  • заезжал в деревню под Олонцом к Алёне Куликовой, практику и теоретику текстовых и событийных нарративов (поговорить про традиционную культуру и современную психологию на фоне горожан переезжающих в сельскую местность или не переезжающих, но работающих хоть над каким-то изменением своих состояний). 
  • по привычке, но уже слабо понятно зачем, повторял приозерский берег Ладоги с его стоянками и фестивалями. 
Экопоселенческий опыт в межсезонье закрепил 

Среди знакомых появилось уже пять семейств (4 из них с маленькими детьми) пробующих различные образы жизни с уменьшением Петербурга. Обмениваемся опытом. 

Зимой я прощупывал северо-западную Карелию. 
  • Окрестности города Костомукши и места, где записывался эпос "Калевала". Карелы как этнос (история, язык, культура, быт) дали заметное расширение кругозора. 
  • Знакомство с внутренней жизнью и устройством ООПТ мне обошлось в примерно два месяца офисной жизнедеятельности (правда, в замечательном коллективе) в "центральной усадьбе и визит-центре" заповедника "Костомукшский" и национального парка "Калевальский"
  • В Костомукше я нашёл "другой глобус" - город в Российской Федерации, в котором есть удивительное сочетание лучшего советского с современным финским при минимуме раздолбайства. 
  • Увидел потенциал сотрудничества поселений с ООПТ. Оказывается, подобное взаимодействие может идти по уже сформулированному международному формату биосферного заповедника. 
Весна получилась про:
  • берега Ладоги - западный (под Приозерском) и северный (протопоселение на острове Кильпола, несколько дней в деревне Реускула - бывшее поселение "Невоэковиль", окрестности городов Сортавала (туда теперь ходит "Ласточка") и Питкяранта, поселок Салми).
  • Северную Карелию в Финляндии (административный центр город Joensuu, пограничный пропускной пункт - Вяртисля) 

Потребление
  • После деревень и поселений и привычки, что всегда что-то да своё есть, продуктовый ритейл стал восприниматься ещё тяжелее. Зато появилось (субъективно) лучшее ощущение того, какой фрукт-овощ ближе к настоящему, если выбирать из нескольких наименований. 
  • Переношу привычку знать в глаза производителей и продавцов продуктов на крупные производства и сети. Найти в сети фото и биографию директора молоко- или хлебозавода сейчас задача нехитрая.
  • Растёт, хоть и медленно опыт употребления дикоросов (лишайники, гриб трутовик). Проращиваю пока только зеленую чечевицу. 
  • Уловил насколько недогружен челюстной аппарат (от этого явно есть дисбаланс в шейном отделе позвоночника) и увеличил количество сырой моркови, капусты и свёклы. Чем бы ещё загружать?
  • Про свёклу - в план: освоить изготовление свекольного и овсяного квасов (пробовал на фестивале экотехнологий - хорошо)
Производство
  • В минувший сезон получилась только одна лекция - "На траве" про "Опыт эко и не-эко поселений для жизни в городе".
  • "Подати" на мои тексты и рассказы принесли за сезон 23 тыс. рублей, что в два раза больше чем в предыдущий сезон . 
  • Текстов/наблюдений про современность в сельской местности накопилось на книгу. Первую версию уже можно собирать из готовых постов + редакция/актуализация, форматирование, карты. Хочу выложить файлы (pdf, fb2, html, ...) в свободный доступ форматах на несколько площадок с указанием, что если кому понравилось и хочется отблагодарить/поддержать, то присылать поддержку в виде продуктов или электронных денег. Общество сейчас предлагает места для подобной работы (в Карелии запускается сеть арт-резиденций; есть варианты в Финляндии, например, Mustarinda Association, где art-residence рассматривают традиционно шире - это и writers, и researchers; принимают волонтёров и занимаются огородом). Если интересно помочь с редактурой, версткой, визуальной составляющей и распространением, буду рад сотрудничеству.
  • Напрашивается история про организовать пару эко-техно-социо-станций-лабораторий на базе поселений-деревень при, скажем, НИУ ВШЭ и НИУ ИТМО. Про эко-технологии, устойчивое развитие и работу с "большими вопросами". Вижу, даже ключевой состав для таких станций: Дмитрий Ватолин, Антонина и Иван Кулясовы, Игорь Польский, Дмитрий Ольховой (ещё в ВШЭ уже есть исследователи, кто смежные направления исследует - Артемий Позаненко в лаборатории муниципального управления, Никита Пкоровский (Угорский проект) и Владимир Серкин на факультете психологии). Сам по себе вопрос об эко-технологиях и самообсепечении, думаю, в нынешнем контексте может оказаться однобоким. Поэтому хорошо, когда станция-лаборатория находится в полном контакте с текущим движением нынешней цивилизации, который виден, например, из центра иссследований науки и технологий в ЕУСПб. Начало сотрудничества практиков жизни на земле и я видел в Финляндии - в 2020 в Северной Карелии начинается школа самообеспечения совместно c колледжем города Kainu. Но вот ввязываться ли в организационную деятельность? Тоже вопрос.

Места и события

  • Карелию интересно продолжить. Уже осмотренный северо-запад углубить и пойти севернее к морю. Там есть: 
  • Финляндия в западной Карелии постоянно маячит своими границами. Интересно:
    • частная семейная научно-практическая группа в составе: Laetitia Beсker и Владимир Бологов (в России они занимались адаптацией к дикой природе волчат, оказавшихся без родителей)
    • строительство энергоэффективных индивидуальных домов (по Костомукше увидел как приграничье сказывается на архитектуре, качестве и в, конечном итоге, извините, на энергетике места..)
    • природосообразное сельское хозяйство
    • Уловить как дух другого этноса сказывается на схожей природной территории.
  • Швеция. В этом году в августе тут будет европейский Rainbow Gathering. Экологические проекты тоже интересны, но пока только ищу контакты и места.
  • Калужская область
    • есть поводы второй раз приехать в эко-поселение "Ковчег" (земледелие, образование, строительство, сыроедение)
    • возможно, ещё какие-то окрестности там.
  • Коренные народы. Знакомство с карелами, сельским укладом на Кавказе, этнографическими источниками и людьми имевшими контакты с коренными народами разбудили интерес к этносам мало подвергшимся ускоренному развитию цивилизации. Про лекции и публикации этнографа Константина Логинова из Карельского научного центра РАН у меня есть такая заметка. Появилось ощущение, что у них есть что перенимать (про картину мира и практики природосообразной жизни), вопрос в том, у кого и где именно. Саамы, ненцы (книга "Священные нарты"), буряты и самоизолировавшиеся общности русских староверов (Алтай, Сибирь) - далеко и трудно. Хотя ближе и понятнее, чем племя Икуана в Венесуэле (см. про счастье и 'Continuum Concept') или коренной народ Байга в Индии.
  • Территориально изолированные деревни. Это места проживания групп людей к которым нет обычных дорог. В советское время связь была налажена по воде или воздуху, а затем прервалась, но люди остались. Такие места подробно (как социолог) изучал Артемий Позаненко (есть научные и науч-поп тексты и видео), а как эколог в таких местах бывает Антонина Кулясова (деревня Сура в Коми). В одном таком месте я был две недели - опыт, который даёт свежий взгляд, на привычную жизнь.
  • Лес, тайга,... опыт жизни более недели. С собирательством. Как - пока тоже не понятно.
  • Семинары про "горожан в сельской местности" - поделиться наблюдениями. Могу рассказывать в Москве и Петербурге. Список уже состоявшихся семинаров есть в конце этого поста. Сам организовывать не хочу, поэтому приглашайте.
  • Дельфины - про прямой контакт пока не понятно. Чуть-чуть понятно про посольство дельфинов. И понятно про важность принятия (просто внутри себя, а не на уровне международных организаций) их права на неприкосновенность жизни и среды обитания. Это про способность доминирующей группы признать, что и у других групп: рабов, крепостных крестьян, женщин есть право самим определять свою жизнь. Признания такого права за не человеком, ставит уйму новых вопросов о правах домашних и диких животных.
  • Фото из Плейстоценового парка. Автор Сергей Филиппов.
  • Мамонты! Мамонты. Пока - нет, но работа отца и сына Зимовых по восстановлению экосистемы в "Плейстоценовом парке" в Якутии завораживает. Я всё чаще думаю, про похожую работу по парку-заповеднику для людей, скажем, времён среднего неолита.
С прошлого сезона остались:
  • Грузия и Армения всё ещё не изучены. Наводок пока мало. В Армении есть высокогорное село русских молокан Фиолетово. Это интересно в плане исторического опыта жизни на земле. 
  • Тоже не очевидно, но интересно: экопоселения в Скандинавии и UK (Findhorn и Tinker's Bubble).

Sunday, March 31, 2019

Family Roots for Global Citizenship

Про международность. Размер коробочки.
Дальше России. Из семьи.

Мои родители и их семьи обеспечили мне выход за границы русского языка и советского/российского мыслительного и географического контекста.

Это я осознал, когда понял, что из всех моих одноклассников (школа была с немецким языком) освободиться от моно-локальности пост-советского периода смогли только один мой одноклассник (Алексей Р., его отец - художник, а мама преподавала историю в СПбГУ) и я. Одноклассник после получения диплома на биофаке уехал заниматься наукой в страны Скандинавии, а сейчас работает научным сотрудником в одном из небольших университетов в Китае.

В институте, известном, как "Бонч" (сейчас университет телекоммуникаций) история повторилась. Из всех сокурсников только один Сергей Л. и я оказались включенными в международный контекст - после четвертого курса мы с ним прошли конкурсный отбор на стажировку в транснациональный концерн Siemens (с тех пор рассматривать российский бизнес в качестве работодателя мне голову уже не приходило). Тут можно добавить, что отец у Сергея латышского происхождения (сотрудник в администрации ФинЭКа), а мама уже на тот момент жила со своим младшим сыном в Германии. Стажировку нашёл Сергей и сообщил мне о такой редкой возможности (он очень хотел именно Siеmens, а я - большую международную компанию). Сам Сергей с тех пор (2002 год) работу так и не менял. Но в современном мире "работа меняет тебя" - в результате корпоративных слияний и поглощений он теперь сотрудник Nokia Networks.


В простой (без кавычек) рабочей советской семье...
В моем случае дело было так. Отец выучил английский язык самостоятельно, чтобы ходить в должности электромеханика (Electrical Engineer) на судах в заграничные плавания.
На пароходе «Йомей Мару». Фото из статьи "Детский Ковчег", журнал "Владивосток Авиа"
(предоставлено Ольгой Молкиной) 
Отец отца, вместе с братом в детстве был вывезен в США (история 1918 г., известная как "Ковчег детей", также освещена в книге "Над нами Красный Крест"), что, вероятно, сказалось на кругозоре, психике и детях. Сестры отца вышли замуж (во времена СССР!!!):
  • старшая за итальянца Гаэтано. И стала жить с ним в городке под Римом, ежегодно приезжая вместе с мужем в Петербург на летние месяцы.
  • младшая - за испанца Фернандо (испанский она выучила самостоятельно и до замужества, так как ей очень нравился певец Рафаэль, с мужем они стали жить с в Москве). У Фернадо была обратная история ("Niños de Rusia") по сравнению с моим дедом "ковчеговцем" - его ребёнком, спасая от гражданской войны в Испании (1937-1938) вывезли в СССР. Но затем на родину он так и не вернулся (из страны не выпускали до 1976-го).
Фернандо Гарсиа-Санс

Отец после развода с мамой (я тогда был во втором классе) женился на литовке. Судьба деда после возвращения из США с заграницей уже никак не была связана - учащийся Императорского коммерческого училища, в советское время он работал старшим мастером на заводе, но международной политической обстановкой он интересовался живо (его я не застал, он умер в 1967-м).


Мама в центре рядом со своим отцом

Мама часть дошкольного детства провела в Баку, общаясь с местными детьми. Её отец, офицер в артиллерийских войсках, тогда служил в Азербайджане. А до моего рождения мама работала в Ленинграде в интуристовской гостинице (приезжали в основном финны) и поэтому базовым набором фраз на английском и финском владела. Братья отца мамы в послевоенное время служили в военных частях на территории Австрии и Германии (с ними я, правда, не встречался ни разу).

Прививка чужого языка

Родители смогли уберечь меня от советского детского сада. Для последних двух лет перед школой мама нашла ему замену в виде "прогулочной группы" объединения бытовых услуг "Невские зори", а отец финансировал эту затею. Те же 5 дней в неделю, но только половина дня и никакого общего питания. Полдник все дети приносили свой, а обедали уже дома. Кроме игр и свободного времени были занятия английским языком. Эти занятия воспитательницы вели в увлекательной форме, отчего легкость пользоваться не родным языком у меня выработалась, а интерес к английскому и готовность изучать его самостоятельно засели глубоко. Настолько глубоко, что уже в школе на фоне мучений с немецким языком (скучно и не понятно зачем), английский я изучал при любой возникающей возможности.

А возможности были такие: "Маззи" в телевизоре, обычные уроки (год факультатива в школе по учебнику 'Happy English', год - частным образом), компьютерные игры (мой первый компьютер совместимый с ZХ Spectrum отец принёс в дом, когда я был 6-м классе - тогда ещё все программы были без перевода на русский), газета St. Petersburg Times и радио BBC на коротких волнах.


Советское образование как защита от иностранщины

Есть шутка (или не шутка), что:
Занятия иностранным языком в советской школе построены так, чтобы советский человек уж точно не смог общаться с иностранцами, даже если захочет.
Немецкий в моей обычной районной школе начинался с пятого класса. Во-первых, я не понимал для чего мне этот язык, если в той же Германии на английском я объяснюсь, а в Англии на немецком - нет. И компьютер! Там же всё только на английском. Во-вторых, школьные учебники про репортёра Шрайбикуса навевали скуку. В-третьих, в средней школе язык у моей подгруппы вела учительница, сама слабо владевшая языком. А в старших классах, уже на физмат специализации наша подгруппа оказалась у сильной и увлечённой учительницы вместе с ребятами, которых она вела с самого начала. Поэтому на общем фоне, мы, выходцы из слабой группы, обоснованно чувствовали себя отстающими.

Два года иностранного языка в институте оказались, в основном, формальной сдачей технических переводов. По традиционной для среднего технического вуза пост-советского периода схеме, когда студенты делают вид, что учатся, а преподаватели - что учат.

В результате на выходе у меня была сильная аллергия на немецкий и способность произносить вслух тексты, которые я читаю, но практически не понимаю. О разговорном уровне немецкого речь в приницпе не шла.

Прививка иностранности

Перед первым классом два месяца я провёл в Италии у дяди с тётей. Значительную часть этого времени мы ездили по стране на машине по многочисленной родне дяди. А часть дошкольных летних сезонов мы с мамой проводили в Клайпеде. Это в Литве, на море. Там родственников никаких не было, просто в советское время вариант с дачей в одной из советских республик был вполне распространён. Кругозор такие поездки явно расширили, но литовский и итальянский языки в детском сознании следа не оставили никакого. Как, впрочем, и общение с Гаэтано.

Итальянский дядя хорошо владел русским. А его периодические предложения позаниматься со мной его родным языком (когда я был уже в средней школе) я отметал. Мне было интересно осваивать английский и нужно было зарабатывать оценки на немецком. Как вместить в моё время и голову третий язык я не понимал. А надо сказать, что Гаэтано был учителем в колледже, где преподавал латынь, греческий и историю. Его обоснование, что итальянский происходит от латыни, и такой набор поможет мне с германской группой языков в целом, меня тогда не убеждал (а жаль!).

Тем не менее, периодические встречи с Гаэтано на развитие моей международности оказали огромное влияние. Дядя приносил свежие номера таких журналов как Time и газет Wall Street Journal и Financial Times. В первые месяцы я с трудом осваивал заголовки и подписи к фото, но постепенно входил во вкус.

Общение моё c тётей, любящей Испанию, скорее сводилось к слушанию её рассказов о поездках в страну мечты и об огромном количестве друзей и знакомых, которыми она там обзаводилась. И сейчас я думаю, что этот её опыт, пусть опосредованно, но повышал мою открытость к международным контактам. В Москве она помогала по домашнему хозяйству испанской журналистке Сильвии, с которой до сих пор очень дружна.


Multinational
Есть обычай на Руси - ночью слушать Би-Би-Си.
Точно помню, что со средних курсов в вузе я слушал по радио на коротких волнах русскую службу Британской вещательной корпорации (BBC World Service). Новости на двух языках, уроки языка, передачи про музыку (и культуру в целом) и про бизнес (политика у меня интереса не вызывала). С англоязычными газетами этот процесс совмещался хорошо. В какой-то момент, помню, что для разнообразия добавил и Deutsche Welle из Кёльна (новости, уроки и завораживающий голос Андрея Горохова в передаче "Музпросвет").

К старшим курсам я обзавёлся карманным компьютером Sony и начал читать с него книги в оригинале. Сначала - Винни-Пух, потом - "Над пропастью во ржи" и далее. А от компьютерных игр я перешёл к написанию собственных программ (это тоже способствовало улучшению английского).

Сейчас такую, звуко-текстовую среду, которую я себе создал, вероятно, назовут "погружением". Я считывал события и "культурные коды", а в какой-то момент начал писать заметки для себя (to do листы) и думать на английском языке.

В результате собеседование на упомянутую стажировку в Siemens с немцем Тило Шварцем, директором центра разработки программного обеспечения, я смог пройти хоть и на малограмотном, но английском языке. За счёт того, что я пользовался современной повседневной языковой средой (газеты, радио), а не учебниками и другими методическими материалами - словарный и что, не менее важно, понятийный запас позволял легко понимать вопросы, которые мне задавали и отвечать пусть не всегда грамотно, но нужными словами. О том, чтобы говорить на немецком речи быть и не могло - уровень знаний у меня был такой, что я бы большую часть вопросов не смог понять.

Стажировка плавно перешла в работу (с 2002 по 2007 годы: инженерные задачи и спецпроекты по оборудованию для мобильной связи, кураторство стажёров). Английский стал рабочим языком, а слабый немецкий чуть-чуть пригождался в командировках в Германию (первая рабочая поездка, правда, была в Дубай в Арабских Эмиратах в 2003 году). В 2007-м я перешёл из телекоммуникаций в ИТ в корпорацию EMC (ныне Dell-EMC) заниматься налаживанием связями с университетами. Опыт самостоятельного освоения языка мне пригодился потом в 2015-18 годах, когда я сменил сферу и место жизнедеятельности и помогал школьникам и взрослым в их занятиях английским.


Без выводов
Выводов я тут никаких делать не буду. Заинтересованный читатель может сделать их сам и поделиться ими в комментариях.

Задачи, которые я ставил для этого текста:
  • вспомнить контекст моего входа в иностранные языки и выхода за пределы "пост-советской коробочки" (ментально и физически) и роль в этом семьи (и каков был Zeit Geist соответствующих эпох)
  • представить рассказ о части моего детства и юношества для дальних родственников, которых я сейчас обнаруживаю в раскопках по фамильной генеалогии.

Tuesday, February 20, 2018

Plans for Summer 2018 and further

Планы и контекст по исследованиям и местам на летний сезон 2018 г.

Body-Mind контакт

навыки
  • научиться меньше думать обо всем и по любому поводу
  • больше доверять ощущениям (подозреваю, что ощущения или интуиция - это на самом деле "логика", которая учитывает больше факторов, так как работает в нескольких областях сознания)
  • больше чувствовать тело
инструменты
  • организовать и пройти нечто вроде випассаны (внятное описание именно этой практики есть тут (осторожная критика тут), а так в разных традициях это может называться отшельничеством, затвором или ещё как-то). Вариант - пройти именно випассану. Причем явно не Подмосковье или ЛенОбласть - а где-то в горах, где мало людей и еда делается из местных продуктов. Опыты с тем чтобы быть несколько дней вне контактов с внешним миром постепенно получаются, но "обрывочно", и "социоголизм" тянет обратно. И есть ощущение, что долгий контакт с собой (месяц?) без внешних потоков информации из цивилизации может сильно обогатить.
  • научиться помнить про дыхание
  • найти и отпустить старые зажимы и блоки в теле и голове, что телесно-ориентированная психотерапия обозначает как мышечный панцирь (по Вильгельму Райху и Александру Лоуэну).
  • вернуться к бегу, продолжить жонглирование и участие в хороводных практиках (тут интересно субъективное исследование Владимира Яковлева - "Возраст счастья" - он приходит к выводу, что на "хорошую бодрость" после 50-90 лет влияют не сколько физически-духовные практики вроде йоги и тай-цзи, а танец и спокойствие)
  • вернуться к потерянному в офисной жизни детскому умению "точно знать", что именно можно есть, когда и в каком количестве (заодно изучить "направление про пророщенные злаки как еда")
  • продолжать занятия с флейтой и с пением.

Упрощение быта

Продолжать опыты с упрощением быта. Первые результаты свёл тут. Тратить мало ресурсов даётся не всегда просто. Текущие финансовые расходы удаётся уменьшить на порядок - волонтёрство, бартер, авто-стоп работают. Но расходы сохраняются, я их покрываю из старых запасов. Постепенно вопрос о том, как обеспечивать и этот минимум становится актуальным. Поэтому теперь важно научиться доставать ресурсы без создания "традиционной энтропии" в виде "офисной работы". Пока постепенно прорастает формат "donation", хотя, думаю, что он не единственный и не самый подходящий.

Строительство

Дом Ланиных. Елизаветино (Московская область)
Знакомство с технологией и опыт жизни в домах по общепринятым  подходам (срубы, "каркасники" с промышленным утеплителем, пено-бетон и кирпич) приводят меня к тому, что всё-таки в альтернативных технологиях (саман и соломенные блоки, купольные дома и т.п.) что-то и есть. Поэтому теперь я ищу постройки и их авторов, где люди постоянно живут хотя бы более 3-5 лет. Пока я был (но не жил) только в доме из сеноблоков в "Холомках", в двух купольных домах в "Милёнках", в саманном доме в станице Баракаевская в Краснодарском крае и знаю про дом из соломенных блоков в Подмосковье (Елизаветино). И подхолмовый дом архитекторов Ланиных тоже Подмосковье. То есть международно-известный дом Саймона в Уэльсе, похоже, не только демонстрационная история (см. видео), но и жилая.

Контакт с природой

За три года сельской жизни я плотно общался с собаками, кошками, козами и коровами. Горные коровы произвели особенное впечатление своей бОльшей самостоятельностью (одушевленностью) и, видимо, интеллектом. Поэтому теперь стал ещё интереснее мир дикой неодомашненной природы. Пока тут два ориентира:
  • учёный-этолог Ясон Бадридзе, который два года прожил в стае волков: интервью за 2010 и 2016 годы. Лекции (2016 и 2017) и фильм.
  • и дельфины - пока нашел посольство дельфинов и «Serene Sea» - научное и экологическое объединение российских исследователей.
Вода - озера и тёплые моря. Только в минувшем году я добрался до длительного плавания в теплом море. Это интересно и хочется продолжать. Сюда же идет способность не мерзнуть в прохладных озёрах.

Растения (лес, огород, сад и околоводная флора). Начинался у меня этот интерес с вопросов "Как выращивать вкусные помидоры?" и "Почему лесная малина вкуснее садовой?". Ответы всё ещё в стадии проработки и ощущений. Тексты из учебников и работы Фукуока, Хольцера, Фолкнера и Курдюмова что-то помогают "уловить", но складывается впечатление, что ответы не конечны и не дискретны, как и сама природа. А еще есть книга"The Hidden Life of Trees: What They Feel, How They Communicate", Peter Wohlleben 2015. Есть и не-книги, а "памятники" древнего лесо-сада: черкесские сады (1,2), чаиры крымских татар и реликтовый орехо-плодовый лес Арсланбоб в Киргизии. И, похоже, что биодинамика по Штайнеру тоже не так эзотерична, как может показаться. А словосочетание "нейробиология растений" обретает смысл. Я продолжаю искать ответы, и, похоже, тут важен сам процесс этого поиска.

 

Школьная программа

У меня пятерки по физике, и я легко могу готовить на сдачу ОГЭ и ЕГЭ, но на самом деле мало, что понимаю про физику. Информатику и программирование могу давать без учебников. За минувшие три года я вёл частным (надомным) образом английский, математику, физику и информатику. Возраст - от первого до 10 класса. Английский ещё и для взрослых.

Самые интересные опыты были, когда родители не заказывали конкретный предмет и начиная с физики или информатики мы детьми уходили в рамках одного занятия в математику, лингвистику и историю.
Тогда мне стало ясно, что школьная программа - это самом деле минимум, который легко усвоить и перевести в регулярное использование - а трудности с освоением и "выветривание из головы" связаны в основном в том, что потерялись
  •  связи как внутри дисциплин, 
  •  так и между ними,
  •  а набор знаний оторвался от повседневности.
Поэтому я "впал" в задавание детских вопросов вроде "Что такое творог?", "Почему трава зелёная?", "Почему луна называется "луна", а солнце - "солнце"?" Каждый ответ требует отдельного исследования, в котором знания из разных предметов наконец-то склеиваются в одну связку.

 

Картина мира

Обосноваться и жить на земле - это существенно больший уровень оседлости, чем жизнь и работа в городе. Я уже достаточно часто встречаю переселенцев, которые, построив дом (и даже очень частично) освоив землю, спустя несколько лет начинают смотреть по сторонам в поисках других соседей, климата, инфраструктур и т.п. или даже переселяются на новое место.

Сейчас сельская среда (в России и СНГ) начинает меняться значительно быстрее чем ещё 20-30 лет назад. Поэтому, найдя тихое спокойное место, где замечательные соседи и глушь-глушь, лет через 10 можно обнаружить, что вокруг вырос если не "луна-парк с блек-джеком", то, как минимум, "дисней-ленд" про народные традиции с хороводами и табунами волонтёров со всех концов земли, которые хотят сажать пермакультурный укроп, а в пяти километрах оборудован горнолыжный склон. И всё потому, что на таких "гостевых потоках" соседям зарабатывать проще, чем даже в "работая Интернете".

На фоне большого скачка в развитии альтернативных источников энергии (см. свежий обзор Дмитрия Ватолина) и появления пассажирских квадракоптеров любые "медвежьи углы" и прочие "края света" резко теряют в своей труднодоступности. А если учесть, что лет через пять маргинальное движение на землю "сектантов" и айтишников станет массовым хайпом, с теле-сериалами про как "классно жить в поселении"...

Язык и "интонации" масс-видео уже меняются от "эти странные люди" до "в этом, пожалуй, что-то есть". См. материал НТВ (поселение "Чистое небо" и проект "Болотов.Дача") и документальный фильм Алексея Михалёва "Отчужденное счастье" (канал "Россия-24" ~ 30 минут) исключительно о "Чистом небе", в котором я провёл почти год.

А иметь свой огородик как у Джимми Оливера или уютный заводик по производству крафтового кирпича станет таким же must have как сейчас принимать друзей в собственном баре или кафе про детей или книги, то вместо сельского спокойствия можно получить постоянные делегации очередной "мега-волны" переселяющихся, резкий рост цен на всё и вся и потерю долгосрочных контекстов существования.

Есть надежда, что может сгладить этот хайп рост популярности жизни в малых городах - тут и возможность вести привычный комфортный городской быт, причём с пониженным темпом и всё той же фермерской продукцией из соседних хозяйств, но по ценам ниже столичных.

То есть выбор места становится ещё более важной и трудной задачей, чем может показаться изначально (и это без учёта еще "чёрных лебедей" и сингулярности с её адептами и искусственным интеллектом). Тут же важна идея жизни на земле - почему и зачем?

Места и мероприятия

  • Июнь-июль: Ладога. Фестиваль "Открытие" (хотя по последним данным самого фестиваля не будет, есть надежда хотя бы на палаточный лагерь). Возможно, случится совмещенная с инфраструктурой фестиваля история про NerdCamp. Тут учиться и делиться открытиями. 
  • В августе (11-12-ое) в Выборге будет "Кукушка" - фестиваль русской и финской культуры (в основном - музыка).
  • Вторая половина августа (16-19-ое): VII Фестиваль Экотехнологий. РП "Милёнки" Калужская область. Туда за обменом знаниями и наблюдениями.
  • Возможно, но не уверен - "протопоселение" в Архангельскойобласти. деревня Верхний Березник, Устьянский район. Насколько я понимаю, сейчас место живёт в формате выездных школ, семинаров и прочих мероприятий и связано с именем Антонины Кулясовой. Антонина - один из ключевых исследователей эко-поселенческих движений.
  • Есть ощущение, что Карелия ещё не полностью изведана. Тут пока только гипотезы. Возможно, окрестности Олонецкого района.
  • Конец августа или начало сентября, возможно, Себежский район Псковской - "Чистое небо".
  • Грузия и Армения всё ещё не изучены. Наводок пока мало. В Армении есть высокогорное село русских молокан Фиолетово. Это интересно в плане исторического опыта жизни на земле. 
  • Тоже не очевидно, но интересно: экопоселения в Скандинавии (в прошлом году основная конференция была в Швеции) и UK (Findhorn и Tinker's Bubble).
  • Семинары про "горожан в сельской местности" - это про поделиться наблюдениями. Готов рассказывать в Москве и Петербурге. Список уже состоявшихся семинаров есть в конце этого поста. Сам организовывать не хочу,  поэтому приглашайте.

Thursday, February 15, 2018

Happiness to Bring Back

Спокойные дети
За три года своей жизни в семьях, которые обосновались в сельской местности, я обнаружил, что дети в этих семьях в большинстве случаев спокойнее, чем дети растущие в городе (речь о Петербурге и даже про очень тихих и уравновешенных городских родителей). Кроме спокойствия есть и ещё что-то, что я пока не могу ухватить и сформулировать. Это наблюдение можно списать на недостаточность статистики или на то, что на природе кто угодно ведёт себя спокойнее - ритм медленнее, внешних ускорителей-раздражителей меньше и т.п. Однако ощущения, что причин детского спокойствия больше, подтвердились, когда я добрался домашних библиотек в нескольких поселенческих семьях. 

Вот несколько фрагментов, которые "склеивают" мои наблюдения в общую картину. На выведение теории или даже гипотезы я не претендую - выборка семей у меня специфическая (отягощены высшим образованием и/или другими формами попыток осмысленной жизни), так что это всё скорее из разряда case studies.

Из первобытности. Труд - не труд, отдых - не отдых
Основу для "фрагментов" я нашел в книге Жан Ледлофф (Jean Liedloff) 'The Continuum Concept'. Оригинал вышел в 1975 году, а на русский её перевели в 2014-м озаглавив "Как вырастить ребёнка счастливым", что оригинальной идее книги не вполне соответствует. На протяжении нескольких лет автор жила в племени индейцев Икуана (Ye'kuana) на территории Венесуэлы. Ледлофф описывает в частности, что в этом обществе нет понятий "работа" и "отдых". Есть обозначения только для конкретных видов деятельности. Для людей икуана нет скучных и тяжёлых видов деятельности - к любой трудной или нудной работе в понимании цивилизованного человека они относятся как к игре, как к чему-то интересному. А если какой-то труд начинает надоедать, то они перестают им заниматься на некоторое время.

Количество внимания и уважения
С одной стороны, икуана гораздо меньше, чем в современном обществе выделяют времени и внимания своим детям. С другой - с гораздо большим уважением относятся к их собственной воле и потребностям, удовлетворяя просьбы детей и не навязывая своё мнение и представления о том, как ребёнку должно быть.

Фото сделано Dichenedu Ye'kwana.
Раннее обучение через наблюдение
Ещё один фактор - до того как дети икуана начинают ходить самостоятельно, они постоянно находятся "верхом на взрослых". Первые месяцы на руках матери, позднее это могут быть спины других родственников, старших братьев и сестёр. Взрослые занимаются своими делами специально не отвлекаясь на детей, а дети получают чувство безопасности и спокойствия от телесного контакта и содержательное "кино" о том, чем живут старшие. Их позиция наблюдателя - примерно на уровне глаз взрослого - то есть картины наиболее содержательные. Дети заняты наблюдением того, как устроена жизнь семьи и соседей - то есть  учатся. От взрослых требуется только позиция "переносчика".

Поселенцы, знакомые с исследованием Ледлофф, сознательно и "на автопилоте" воспроизводят подобное икуана-поведение в контексте своих условий. Особенно популярны слинги и тому подобные "переноски" для детей.
О критическом взгляде: я пробовал найти актуальную информацию о племени. Видно, что они по прежнему существуют. Но внятных материалов я не нашёл - поиском и обработкой материала нужно пару дней заниматься. Автор фото - выходец из племени. Теперь он водит туристов в свои родные края. А тут можно послушать их музыку.

О важности процесса рождения и днях перед родами и после них
Современная психология дошла до утверждения, что то как именно (насколько трудно и болезненно) человек рождается, сильно влияет на всю его последующую жизнь. Физические и эмоциональные переживания полученные в этот период отпечатываются в теле и психике. Станислав Гроф на основе своей психотерапевтической практики ввёл в обиход модель (правда, весьма спорную) о состояниях психики до и во время рождения: базовые перинатальные матрицы (БПМ).

Сторонники естественных родов своей практикой подтверждают, что технологизированные и медикаментозные подходы применяемые в родильных домах, как правило, выстроены так, чтобы было удобно и безопасно сотрудникам учреждения, а не матери и ребёнку. На мировом уровне вопрос о возвращении главенства в процессе родов матери поднял Мишель Оден, хирург, постепенно переквалифицировавшийся в акушера. Его книга «Возрожденные роды» впервые вышла в 1984 году во Франции.

А в 2002 году он опубликовал «Фермер и акушер» (The Farmer and The Obstetrician) - исторический экскурс о том, как индустриальный подход к сельскому хозяйству и родам привели к пагубным для земли и человечества последствиям. Думаю, что как только появится русскоязычное издание, в ряду российских переселенцев прибавится ещё некоторое количество семей.

В России традиция естественных родов (а в период СССР "негосударственных") связана с именем Игоря Чарковского. Чарковский также известен как основоположник водных родов. Истории связанные с его деятельностью я читал в самиздатовских сборниках Аква-1 и Аква-2. В частности, есть рассказы о родах с дельфинами. Интернет о Чарковском "отзывается"  неоднозначно, поэтому буду благодарен за наводки на тех, кто имел с ним совместный опыт.

Длительное грудное вскармливание и минимум подгузников
Женщинам в поселениях нет нужды ходить-ездить на работу. Дети постоянно рядом с родителями. Поэтому вопрос о том, что кормление грудью может быть в каких-то ситуациях неудобно, не стоит в принципе.

В поселении, расположенном в теплом климате, я обнаружил, что родители умеют обходится без подгузников. Теперь чтобы научиться этому забытому навыку тоже нужна книга. В домашней библиотеке поселенцев я обнаружил "Жизнь без подгузников!" Ингрид Бауэр. В России книга вышла в 2009.

Итого 
Спокойствие и самодостаточность детей переселенцев складывается не только и не столько от:

1. природного окружения (среда спокойная, а энергию детского роста расходовать обычно проще чем в квартирно-городских условиях),
а даже в большей степени, от:
2. отсутствия стрессов в первые годы жизни (домашние роды, постоянный  физический и эмоциональный контакт с матерью, длительный период грудного вскармливания и "жизнь без подгузников").
3. И, думаю, влияет уровень самосознания родителей в отношениях с ребёнком после трёх лет, когда ему предоставляется больше возможностей быть собой, а не следовать ожиданиям взрослых (по этой части на полках переселенцев обычно есть "Общаться с ребёнком. Как?") Юлии Борисовны Гиппенрейтер.
4. И само собой спокойствие и самодостаточность родителей вносит, возможно, решающий вклад в соответствующее состояние детей.
Да что там детей - такое и с приёмными взрослыми козами случается - буйная коза, взятая у местных, спустя пару месяцев жизни в хозяйстве у спокойных переселенцев становится покладистой и "вообще адекватной"). О таком внутреннем равновесии, и о том как оно проявляется на его детей пишет Сергей Перминов (поселение "Чистое небо").

Комментарии
  • Конечно, и в сельской местности есть семьи скорее с "городским укладом" (например, сидящие долго в доме за компьютером) и наоборот семьи, живущие в городе, но которые смогли так организовать свой быт, что по многим признакам, они скорее "переселенцы" чем "горожане". Поэтому я, скорее, говорю про набор жизненных практик, чем фактическое место обитания.
  • Переселенцы, с которыми я в основном общаюсь, живут включено в общемировой контекст. Их формат - это такая "обратная дача", где пребывание в городе и/или путешествия (включая Европу и Азию) - это 1-3 месяца в году, а остальное время на земле. И детей к бабушкам отправляют не в деревню, а наоборот - в город. Это люди в ладу с собой и с обществом. См. например, тексты Анны Фениной-Жуковой (поселение "Благодарное") про "дружбу с системой" и про путешествия.

Thursday, September 07, 2017

Less is more

В меньшем - большее.

Ценности За минувшие два с половиной года своих жизней в сельской местности я вынес несколько уроков. Один из самых важных - про смену фокуса с:
"Как реализовывать собственные способности и интересы для общественной пользы, так чтобы заработать достаточно для хорошего качества жизни?"
на:
"Как повышать качество жизни и при этом уменьшать потребление ресурсов (любых - не только денежных)?
Такое изменение произошло само собой - на собственном опыте и по наблюдениям за переселенцами из города в села, деревни и поселения. Это изменение, оно про честность с самим собой и внимательность к своим ощущениям и интересам. И про внимательность к окружающему миру - особенно природному. Оно про хотеть то, что сам хочешь, а не то, что принято и что хотят окружающие. Про то, что действительно важно, а без чего можно обойтись.

Постепенно, вырисовались такие базовые ценности:
  • воздух, вода и тепло (солнце),
  • спокойствие и радость в голове и здоровье в теле.
Это, например, про "хочу всё время дышать нормальным воздухом". Как (и зачем) покупать воздух в городе я не понял, а необходимость покупать (живя в Москве) питьевую воду меня огорчала. Так я и начал исследования и поиски.

Про дачи и ходить босиком
Открытия начались чуть раньше - три лета назад. Я понял, что хочу ходить босяком. И нашел место, где это возможно - на берегу Ладоги под Приозерском на фестивале "Открытие". Этот опыт показал ещё, что чтобы хорошо проводить лето на природе, дача или курорт не обязательны, а можно жить в палатках - самому по себе или в палаточных стоянках фестивалей, тур клубах или кемпингах, то есть где есть базовая инфраструктура. Чаще это проще, дешевле и интереснее, чем дачный формат. Есть семьи, кто легко так живет (причем имея хорошие дачи) включая бабушек и дедушек с маленькими внуками и мам с грудными детьми.

А ходить босиком я с тех пор научился по несколько дней подряд. Расходы на поиск и покупку обуви у меня сократились. (См. также заметку про более поздние {лето-осень 2016 г.} эксперименты с жизнью в палатке и с босохождением).

Чай
Минувшими осенью и зимой, уже давно забыв про покупку индийских и китайских чаёв и "припившись" за два года Иван-чая, я стал заваривать самособранные и соседские деревья и травы. В лидерах оказалась сосна. Зимой рядом с домом я отламывал маленькую ветку с иголками и шишками и варил её. А потом постепенно перешел на гретую на печке воду. Ведь животных же мы не поим чаями и кофе, а чувствуют они себя хорошо.

Про кипяток тоже важно сказать. Я научился пользоваться термосом. С одной стороны, так надежнее - отключается электричество или заканчивается газ, а минимум горячей или хотя бы теплой воды есть. С другой - отвыкаешь от привычки кипятить воду чаще чем это необходимо.

Чай в кафе
Ещё в городе, 3.5 года назад я понял, что идея деловых и дружеских встреч в общепитах меня смущает. Посчитал транзакционные издержки для себя и экономики в целом. И написал "манифест", в котором сформулировал, почему я буду стараться отделять приём пищи от встреч, а встречи переносить в другие места и форматы.

С тех пор расходы на встречи я уменьшил в разы. Время "сидения" на стуле в помещении заменил на разговоры "в пути", в движении и на воздухе. Предлагать такое "встречной стороне", конечно, странно. Но оно в моих случаях того стоило - обе стороны оказывались довольны.

Детские занятия и игрушки
Их стоимость и ценность теперь тоже вызывают вопросы. Об этом есть отдельный текст (и голосование читателей).

Медицина
У соседей был пожар. Хозяйка получила сильный ожог в районе ступни. Кожа не восстанавливалась. В Пскове медики сказали: "Поезжайте к себе на родину, там ложитесь в больницу для пересадки кожи и последующего заживления (около 10 дней суммарно)". А у семейства - дети, козы, куры, утки и. т.п. Сосед, который тоже участвовал в тушении пожара, посоветовал несколько дней посыроедить - посмотреть будут ли изменения. После 3 дней на простой сырой пище (в основном овощи) и еще одного дня голодания кожа восстановилась сама собой.

Про традиционную медицину: я несколько раз пользовался услугами сельских медиков и в целом доволен результатами. Оказывалось проще, дешевле и оперативнее.

Транспорт
Я научился пользоваться BlaBlaCar и ездить автостопом на расстояния от 5 до 300 км. Соседи по "Чистому Небу" часто кооперируются в своих поездках в райцентр по делам. Кто-то заказывает, что привести, другие подсаживаются на свободное место в машине. Знаю поселенцев, которые обосновавшись на земле, уже отказались от машины в пользу соседей и такси, другие основательно думают об этом. Меньше нужно зарабатывать и тратить время на обслуживание личного авто, и меньше воздействие на природу. Тут, правда, стоит отметить, что многодетные семьи переходят с легковых моделей на минивэны. Так что тренды есть в обе стороны.

Шарфы, шапки и волосы
Я отпустил бороду и волосы. В холодное время действительно можно дольше ходить без шапок и шарфов. В теплое - меньше досаждают комары. На содержание волос ни денег, ни времени не расходую (как-то само). К слову, шампуни "отвалилсь" уже как года четыре - вместо них мыла: дегтярное и "банное детское".

Кровати и подушки
Про то, что я сплю всё чаще на полу, подстелив пенку и одеяло, сообразил спустя года полтора такой практики. Тоже никакой идеи не было. Просто часто попадались такие проваленные кровати, диваны и т.п или слишком мягкие матрасы, что выбора практически не было, как пойти на пол. Хотя есть существенная деталь - обычно это пол второго этажа в сельском доме - то есть пол тёплый.
 Первое время переездов я возил с собой небольшую ортопедическую подушку - от обычных подушек шея болит. Теперь сплю либо совсем без подкладок под голову, либо свернув толстовку - и хорошо!

Натуральный обмен
В позапрошлую зиму в Борисоглебском районе Ярославской области я занимался верховой ездой и освоил бег на лыжах "коньком". Финансовых вложений я не делал. В первом случае я помогал конному клубу с маркетингом. Во втором - добрая воля тренера и гос. бюджет (учился во время занятий школьной лыжной секции). С тех пор волонтерские и бартерные форматы обмена услуг и товаров в моей экономике начинают преобладать над денежными.

Вторичный рынок вещей
Я не люблю выбрасывать вещи (любые физические объекты). И не люблю когда кто-то выбрасывает. Жалко. А хранить тоже не экологично.

Значит самому лучше не покупать себе новых. Или отказаться от вещи, или не покупать, а взять в аренду, или купить б/у. Экспериментирую с таким подходом еще с городских времен (купить на Авито хорошую ракетку для бадминтона, приобрести refurbished ноутбук корпоративного класса, взять у соседей в аренду палатку, попросить флейту в ВК и т.п.). Я доволен результатами. Теперь думаю, что и second-hand одежда в ту же степь - хотя вот это пока для меня теория.

Если покупать, то только основательно выбрав. Рюкзак себе искал года три. Доволен и заношу его до дыр, скорее всего.

Самое трудное для меня пока - это что-то, что перестаешь использовать отправить дальше. Отдать знакомым или продать. Но и тут есть успехи (пока получается с бытовой электроникой).

Холодильник, печка и отходы
Без холодильника в собственном быту я живу уже как года четыре. В сельских домах, если нужен холод - выставляю продукты в сени, веранду, предбанник и т.п. Потери были дважды за всё время - подморозил 2 кг овощей и полкило огурцов размякли.

За минувший год освоился с печкой. Трудно поверить - часть моего рациона (запеченые овощи, каши и творог) оказалось готовить с печкой менее трудозатратно, чем на плите. Домашние картофель и свёкла прекрасно запекаются на углях и идут в еду вместе с кожурой (на чистке время тоже экономится). Ячневая и пшеная каша бывают настолько хороши, что идут без соли, масла и подсластителей. На газовой плите готовил супы, рагу и яица. Чем теплее на улице, тем реже топишь печь, тем меньше и готовишь горячее - правда, газа начинает уходить чуть больше.

Оказалось, что при простом быте отходы для свалок устраняются сами собой. Органика идет в огород, бумажное - в печь. А пластик просто не появляется. Молоко покупаешь домашнее в банках по 3 литра, упаковки для соседских куриных яиц постоянно тоже переиспользуются. В "большие магазины" выбираешься раз 10 дней с заранее запасёнными мешками. 

Границы простоты и минимализма
Путешествие в упрощение прекрасно, но резкие, искусственные (надуманные) движения в нём мне не интересны. Холодильник - да, как-то не востребован. А вот идея быта без стиральной машины и душа с горячей водой вдохновляет, но представляется пока слабо. Хотя я видел хозяйства в которых годами живут даже без колодца - на дождевой и талой воде и без "центрального" электричества (солнечные батареи, ветряки и периодически включаемый бензо-генератор). И хозяйства эти вполне комфортные. Процессы оптимизированы - на общем благополучии "такие лишения" отрицательно не сказываются.

Куда ещё можно двигаться, мне не очевидно. Тут важно регулярно спрашивать себя про, что на самом деле хочешь, а что "нужно по инерции". И обращать внимание на "мелочи". На днях понял, что ручки - они из пластика же в основном. Пробую теперь писать карандашами.

Список литературы
  • "Революция одной соломенки" (первое издание на японском вышло в 1975 ), Масанобу Фукуока. Микробиолог после болезни переселившийся на семейную ферму. Много экспериментировал с упрощением ведения сельского хозяйства. В результате Фукуока стал одним из основателей природосообразного отношения к земле (сейчас часто применяется термин перма-культура или органическое земледелие).
  • "Голодный город. Как еда определяет нашу жизнь", Кэролин Стил (2013). Скажу, что книга не про еду, а про взаимоотношения города и деревни (со времён Рима) и про логистику. Книгу нашел в московской библиотеке - пока не прочитал не вышел из здания. Есть выступление автора на TED с этой темой (не смотрел). 
  • феномен не мёрзнущего Порфирия Иванова. Из детских советских лет я запомнил это имя (тогда оно поминалось в контексте популяризации пользы закаливания). А когда я осмыслял эффекты от своего босохождения и мне не хватало данных, я наткнулся на его текст "История и метод моей закалки". Вместе с биографией Иванова (очень неоднозначной) его записи оказались полезным источником для очередной серии вопросов о том, что еще может человек и что ему не нужно.
  • "Иметь или быть", Эрих Фромм, 1976. Пока только обозревал. Цитата Бориса Гребенщикова на эту же тему (достоверность не проверял, но очень похоже на него)
  • Про "отрицательный рост экономики" - "антирост". Лет 6 назад видел в магазине "вкусную" книгу на эту тему - сейчас не вспомню автора и название. Википедия говорит так:
Антирост (фр. décroissanceангл. degrowth) — социально-экономическая концепция, утверждающая необходимость сокращения размеров экономики для обеспечения общественного благосостояния в долгосрочной перспективе. В отличие от спада в ориентированной на рост экономике, антирост подразумевает целенаправленную экономическую и социальную трансформацию с целью максимизации уровня счастья и благополучия за счёт того, что время, освобождающееся при сокращении личного потребления и эффективной организации общественного труда, посвящается искусствам, музыке, семье, культуре и сообществу.