Monday, March 20, 2017

Toys for Kids and Pets. Pedagogical Economy

Игрушки для детей и животных. Экономика педагогики.


После бытия инженером, менеджером, предпринимателем, журналистом и исследователем-аналитиком я стал волонтером (простая работа за кров и еду) и «домашним учителем» (обычно это то, то называется «репетитор», но я стараюсь именно репетитором не быть). Уже два года, как четырехзвездочные отели, самолеты и купе поездов сменились на общие с кем-либо комнаты в семьях в сельской местности и перемещение автостопом. Этот опыт оказывается ярче и богаче чем все предыдущие (что, конечно, субъективно).

Фото из альбома Антона Садикова.
Тропинка к причалу в поселении  "Чистое Небо"
Я жил и трудился в семьях с разным количеством детей и возрастов (от 1,5 года до 12, в том числе приемных). Одно из главных открытий, это то, что я теперь не понимаю, зачем детям игрушки? Примерно так же, как зачем в магазине покупать специальные игрушки для животных кошкам и собакам. Тут что-то не так. 

Основной детский запрос, который я постоянно вижу – это внимание родителя (или даже просто более старшего по возрасту) и доступ к реальному, не игрушечному миру. У 6-ти летнего мальчика есть уйма LEGO, доступ к компьютерным играм, но увлеченность его делом варки настоящего супа и рубки настоящего дерева настоящим топором безгранична – и он добивается результатов. Суп сварен и съедобен, огромное дерево свалено самостоятельно. Правда, увлеченность в таких настоящих делах появляется тогда, когда есть хоть немного настоящего, искреннего внимания и интереса взрослого – именно они и запускают процесс в ребёнке. А если процесс запущен, то дальше ребенок самодостаточен. И важно, не забыть потом уделить внимание достигнутым результатам (и, хмм, помыть посуду).

Как-то мне нужно было почистить лодку и выгулять детей (2, 4 и 6 лет). Оказалось, что самое интересное для них занятие – это именно мыть лодку. Щёток не хватило, а детское усердие не знало границ.
Фото из альбома Антона Садикова
Причал в поселении  "Чистое Небо"

В этих наблюдениях нет ничего нового, они все имени «Тома Сойера с его покраской забора». Но вот вопрос:
«Зачем выделять время на то, чтобы заработать на игрушки ребенку вместо того, чтобы именно это самое время отдать ребенку напрямую?»

так и висит в голове.

Туда же идет вопрос:
«Зачем зарабатывать деньги, чтобы возить ребенка на занятия, скажем, по рисованию, музыке или танцам, когда это же своё время можно снова напрямую вложить в ребенка?»

– Там специалисты, инструменты, другие дети и т.п. А нужны ли эти специалисты и всё остальное? Что в долгосрочной перспективе окажется более полезным и развивающим? Общение с родителями, которые сами развиваются вместе с ребенком, занимаясь с ним его интересами, или общение со специалистами, пока родители зарабатывают, чтобы оплатить услуги этих специалистов и соответствующих организаций? Нет ли в этом ухода (ну или скажем, делегирования…) ответственности и попытки откупиться от личного общения с ребёнком?

Да, разнообразие опыта важно. Но если я как родитель развиваюсь, и, скажем, музыка есть в сфере моих интересов, то даже, если я сам не умею и не хочу заниматься музыкой, а люблю её только слушать, а ребёнку музыка интересна уже в исполнительском плане, то наверняка среди друзей семьи или хороших соседей найдутся музыканты. И просто периодическое «бывание» у них в гостях и неформальные уроки дадут, не меньше пользы, чем формальные кружки, группы и школы.

Да, я был фанатом LEGO и не только программировал на компьютере, но и играл в компьютерные игры. Но также как играть перестает быть интересным, когда сам программируешь, точно также интерес к конструктору мог бы быстро уйти, была бы у меня возможность заниматься (пусть хоть немного соучаствуя) проектированием настоящих домов и ландшафтов и их воплощением.

Ценность в соучастии в чем-то настоящем. Вам были интересны «специальные детские книги»? Мне – нет (если, конечно, они не такого уровня, что и взрослому они интересны, у LEGO, к слову, и среди взрослых хватает почитателей). Да, есть «порог входа» во что-то сложное, но как раз для этого и есть родитель, чтобы помочь справиться с этим.

Да, с какого-то уровня можно говорить об уровне мастерства или глубины знаний, когда родители уже «не тянут», но это же уже история, когда ребенок сам может принимать решения (и задумываться о добывании необходимых ресурсов) какую «взрослую игрушку» приобрести (микроскоп, шуруповёрт или гитару) и с какими профессионалами совершенствоваться.
--

Про покупки «специального детского» и о том, кому на самом деле оно надо – ребенку или взрослому тема раскрыта с точки зрения матери (и весьма радикально) вот тутВ этом тексте в явной форме виден вопрос "Игрушки и занятия со специалистами - нужны больше ребенку или всё-таки на самом деле родителю - для успокоения и возможности не уделять время и внимание собственному ребенку?".

-------
Несколько семей в "Чистом небе" держат коз.
Коза не игрушка, а скорее... учитель?
Сомнения в необходимости игрушек и специалистов пришли ко мне именно во время общения с детьми и родителями вне городской среды. В городе сложно представить, что родители (и особенно отцы) бОльшую часть дня могут быть с детьми и не просто быть, но и достаточно часто уделять внимание детям - специфика городской среды не позволят. Поэтому очевидно, что нужны сущности (вещи, люди, места, "виртуальности") которые будут как-то такую ситуацию компенсировать. Компенсация выливается в преобладание наименее энергозатратного (или эмоциональнозатратного) и для родителя, и для ребенка варианта: мультфильмы, компьютерные игры, книги, шатание во дворе, детский сад, кружки и секции, "детский лагерь", школа-пансион и т.п.

Более-менее знакомая среда, которая хоть как-то дает идею о том, как может быть по-другому в современном мире - это дача. Развитие ребенка (физическое и умственное ) идет более сбалансировано, а совместное время детей и родителей увеличивается, плюс родители находятся в отпуске от своих работ и забот, а следовательно им уже проще уделять время и детям и друг другу.  

--
А с собаками та же история – игрушки для них искусственны. Внимание людей и доступ к занятию, для которого порода собаки была выведена (если это не декоративная порода) вот, что делает животное счастливым и здоровым. Про декоративные же породы есть ощущение, что их разведение - это что-то про жестокое обращение с животными.

Tuesday, December 13, 2016

Master who didn't know that I have been learning from him. Emphaty Based Education.

О мастере, который не знал, что я у него учусь. О "сопереживательном" образовании.

"Контекст"

Примерно в 2008 году в Петербурге появился клуб-лекторий«Контекст». Его создание я ассоциирую с двумя людьми (хотя, возможно, у его истоков стояли и другие люди). Оксана Жиронкина из Европейского университета в Санкт-Петербурге приглашала лектора из академической среды. Сергей Ушан, глава дизайн-агентства Zero, предоставлял свой уютный офис и, вероятно, участвовал в выборе тем. Темы – на стыке бизнеса и науки. Совместно Оксана и Сергей приглашали представителей бизнеса и государства для обсуждения актуальных для города тем.

Важную роль в успешности встреч в «Контексте» играл модератор – часто именно от него зависело то, насколько интересно и содержательно пройдет мероприятие. Всё чаще на эту роль организаторы приглашали Александра Карпова из центра экологических экспертиз «Эком».

На фото Александр Карпов. Это уже не "Контекст", а семинар tbd2.ru по "Открытым данным". Декабрь 2011 г. 
Я старался посещать все встречи «Контекста». Атмосфера, люди, темы – привлекало всё. Постепенно особый интерес у меня стало вызывать то, как именно Александр Карпов ведет встречи. Как извлекает и озвучивает ключевые мысли из выступления основного лектора, как и какие вопросы сам задает ему. Как помогает экспертам высказаться так, чтобы каждый донес свое мнение, но при этом не «съел» время остальных или не увел обсуждение в сторону от выбранной темы. Как управляется с вопросами и репликами из зала – вежливо, но уверенно исключая влияние «троллей» и зануд. Важно, что качество модерации совершенно не зависело от того – разбирается ли Александр в предметной области или она для него нова.

Действо было увлекательным, и я не пытался анализировать, что и как он делает – просто получал удовольствие от процесса. Анализировал я только само содержание дискуссий.

Спустя несколько лет, я сам стал участвовать в организации лекционно-дискуссионных встреч. За ограниченное время мне нужно было, как можно более содержательно раскрыть знания (да и не только знания, но и идеи, сообщения, и, вероятно, «энергетику») приглашенных специалистов и донести их до пришедшей аудитории. Оказалось, что я многому научился у Александра. При этом так, что я сам этого не осозновал (что учусь), а мастер-учитель на тот момент, по сути, вообще не знал о моем существовании.
Получается, что знания – или в данном случае речь о навыках? Могут быть переданы, не через «голову» (учебник, курс – где все разложено «по полочкам»), а по другому – через чувства, через «со_переживание_»? Тут ведь важно, что мне очень нравилось просто наблюдать за процессом.

Чтобы картинка была полной, важно добавить, что координации (проведению) встреч я также учился у Филиппа Гузенюка - с ним процесс обучения был более привычен. Я наблюдал за тем, как Филипп действует на мероприятиях (от 3 до 150 человек). А он, до и после события пояснял, что и как делает, чтобы все участники получили максимум полезного от происходящего, а обмен мнениям и знаниями оказался содержательным.

"На селе"

Одно из поместий в поселении "Чистое небо".
Себежский район. Озеро "Большое Олбито"
История эта мне вспомнилась, так как сейчас я практически каждый день учусь чему-то новому и важному для меня. Образовательная среда – это поселение в Псковской области. Тут мало людей (хотя общения даже больше чем достаточно – я преподаю физику, совмещая её с математикой, английским и историей) и много природы (растения и животные, озера, ландшафт в целом, солнце, луна, облака).

Один из неприродных, а социальных примеров это участие в музыкальном джеме у соседей. Первый же джем, по ощущениям, дал больший эффект в обучении музыке (я экспериментирую с блок-флейтой), чем пять индивидуальных занятий в музыкальной школе. В джеме – впечатления, переживания. На занятиях – труд и _осмыслительный_ процесс. Хотя не исключаю, что второе, не имело бы такого эффекта без первого.

"Круго-обЗор"

В эту же «теорию образования» попадают накопившиеся наблюдения про знакомых, которые в детстве жили в другой стране или просто много путешествовали с родителями (или без них) – во взрослой жизни их широкий взгляд на мир, самостоятельность, и вообще неординарность, похоже можно объяснить в том числе и этим их детским опытом.

У меня самого был опыт жизни "не в России" - дошкольный. Два месяца в Италии (мне было 6 лет) и несколько месяцев в Литве (возраст: 4, 5 и 6 лет). Как именно сказалось это на мне? Возможно, что интерес к изучению английского языка именно "оттуда" - в подсознание попало, что мир большой, и что возможность говорить на международном языке точно пригодится. В России - детская жизнь на летних дачах сейчас упрощает вхождение в загородный быт.

Про широкую "картинку", похоже, и виды с высоты - горы, колесо обозрения, самолет. Такие обзоры на знакомые места завораживают. И, вероятно, несут какую-то чувственную информацию.

Погружение

Еще один опыт про "со-переживание" - погружение в среду. У меня не было совершенно никакого интереса к психологии, но анонс и организаторы зимней школы, проводимой психфаком СПбГУ в 2007 году произвели впечатление, и я вписался в проект (отчет см. во второй части этого поста). Это была неделя со студентами, аспирантами, теоретиками и практиками психологии со всей России. Ходишь на лекции и семинары, гуляешь, ешь и спишь с психологами. На выходе ощущение, что отучился год на профильном факультете. В первые дни много не понимаешь, но постепенно осваиваешь терминологию, расширяешь словарный запас и материал в новой области становится понятным на 60-90%. В следующие несколько лет я старался хотя бы на несколько дней, но выбраться на школу и затащить с собой еще больше не-психологов.

Нечто подобное у нас происходило на программе GameChangers. Студенты, для которых ИТ-сфера была чуждой, первые недели вкладывали свободное время в чтение Википедии и распросы знакомых и согруппников. Затем полностью осваивались с контекстом и шли уже на общем уровне. Есть ли тут эффект сотой обезьяны - или нет, не важно. Важно, что погружение срабатывает.

Позднее я участвовал еще в нескольких выездных загородных школах:

Во всех трех мероприятиях при минимальном представлении о "предмете школы", на выходе этих погружений получаешь способность понимать, о чем говорят специалисты и, что не менее важно, формальные и неформальные знакомства с этими самыми специалистами. Последнее всегда дает возможность обогатить свои знания и навыки уже после школ.

---
Скорее всего есть литература, где "сопереживательное" обучение уже описано и названо общепринятым термином. Кто подскажет?

Monday, May 30, 2016

Village Education

Прошлое лето провел в поездках по нескольким областям России, выбирая для себя место, соседей и формат переезда/деятельности, чтобы обосноваться на земле. Зиму и весну провел в Борисоглебском районе Ярославской области - репетиторствовал (математика, физика, английский), ездил по школам с семинарами и писал в местную газету изучая современный сельский быт (ходить за водой, топить печь, доить козу, ездить верхом и т.п.).

Заметки по мотивам:
Теперь определяюсь с планами на лето. Гипотезы такие:

1. Обосновываться, скорее всего, в Борисоглебском районе Ярославской области, но за лето объездить еще несколько мест (за опытом, ну и мало ли - кто-то, что-то там отзовется). Области и места такие:
  
Калужская
 Псковская
2. Начинать закрепляться в окрестностях Борисоглеба и знакомиться с тем: кто, где, как и из чего строит дома. Определять место, где строиться самому. Для этого:
  • встать на лето с палаткой в экопарке "Акулово". Осваивать подсобное хозяйство (огород, пасека, птицы, коровы, лошади). Тут есть летняя кухня и баня. Можно принимать гостей, кататься на лошадях и байдарках.
  • взять на лето в одной из деревень старый дом (варианты есть разной степени неудобства) и репетиторствовать окрестным школьникам и принимать гостей.

Пункты 1. и 2. не исключают друг друга.

Вопросы к читателям:
  • У кого есть знакомые уже переехавшие в село/деревню (или задумывающиеся о переезде)? Буду рад о них узнать - возможно им будут интересны мои выезды или опыт и знания по Борисоглебским окрестностям.
  • Кому интересно составить компанию в поездках или в летней стоянке в Борисоглебе?

Monday, October 05, 2015

New Old Land. Countryside Settlers

Эта заметка пока совсем черновик - рабочая "тетрадь" о современной российской сельской жизни и мигрантах в села из городов. В НИУ ВШЭ тема уже изучалась - тут 'Russians Migrate to the Countryside for Materialistic Reasons' есть немного статистики.

Наблюдения:

"Якоря" для растущих поселений сейчас это:

  • пригороды крупных городов и окрестности туристических центров (так как близки городская инфраструктура и рынки сбыта для производимой продукции - от молока до эко-экскурсий)
  • экологические поселения 
  • школы а также тематические сообщества, комунны 
  • монастыри и деятельность сельских батюшек
  • крупные сельхоз предприятия

Экономическая основа, социальная специфика
 основной доход подавляющее большинство семей (домохозяйств) получает от сдачи городской квартиры. Это дает возможность уделять больше времени детям, экспериментам по ведению сельского хозяйства и творчеству.

Список (неполный) обследованных мест
http://derevnyaonline.ru/user/dmitriev/blog/11092.html
...

Sunday, June 28, 2015

Post-Science and Postindustrial Peasants

Ощущение, что с образованием как системой "что-то не то", что слишком оно отдалено от других областей человеческой деятельности возникло у меня годах в 1997-1999 (это время поступления в вуз и учеба на первых курсах). Чтобы изменить ситуацию я предпринял такие попытки:


Занимался этим искренне, но сейчас уже не уверен, сделал ли что-то действительно общественно полезное.


Более позднее знакомство (на самом деле, поверхностное) с наукой и учеными обновило первоначальное ощущение до "общей разобщенности" разных сфер человеческой деятельности (в 2011 году мне казалось, что образование, наука, искусство и медиа - это всё части одного слона).

Аналогичные впечатления сложились затем и про здравоохранение. А знакомство с традиционной китайской медициной (и её эффективностью на фоне обычной медицины и соответствующих государственных и частных организаций) показало, что непривычное, незнакомое, непонятное и вообще кажущееся нелепицей - это не повод, чтобы сторониться этого самого незнакомого и непонятного (советская медицина, кстати, вполне признает игло-рефлексотерапию, под которую внятной теоретической основы до сих пор не описано).

В 2014 году сильное впечатление оказал единственный опыт наблюдения за "расстановками по Хеллингеру" - относительно свежий метод в психологии, который изучается исключительно феноменологически. Теперь от ситуаций с родственниками и близкими знакомыми, которые раньше не могли вписаться в классическую картину мира, и потому оставались вне моего внимания, уже отмахнуться не получается.

Возвращаясь к науке. Оказалось, что у ныне действующих и авторитетных её представителей можно найти высказывания о конечности, ограниченности научного подхода. Палеонтолог Кирилл Еськов (известный по книге "История Земли и жизни на ней") в своем "Наш ответ Фукуяме" хоть и с иронией, но обоснованно говорит о наступлении "века магии". Олег Хархордин - ректор Европейского Университета в Петербурге в статье "50 грамм честности" для Слон.Ру, допускает, что монополия на знание не обязательно за наукой:
“И возможно, когда-нибудь эта новая форма знания вытеснит науку, как когда-то наука вытеснила церковь в качестве главной институции, производящей знание”.  
Набирающий популярность медиа-проект лекций "ученых для ученых" религиоведа Ивара Максутова, похоже, не просто так называется "ПостНаука".

И вот теперь еще один текст (из 2012 года). Интервью с Владимиром Воеводским. Владимир математик, лауреат медали Филдса (2002 год), профессор Принстона говорит о своем опыте, который поменял его мировозрение. Две цитаты:
"То, что мы сейчас называем кризисом российской науки, не есть кризис только российской науки. Присутствует кризис мировой науки. Реальный прогресс будет состоять в очень серьезной драке науки с религией, которая закончится их объединением. И не надо мне бить морду."  
"Понимание того, насколько мало наши науки на самом деле объясняют, пришло ко мне где-то когда мне было 35 лет т.е. примерно в 2001 году. Тогда я никак не связывал это с тем, что в 20ом веке наука исключила из области своего внимания то, что теперь принято называть "сверхъестественным". Я по прежнему относился ко всему мистическо-религиозному как обману или заблуждению. На этой позиции я стоял очень твердо до 2007 года".

Система координат в основе которой у меня, как и у нескольких советских и постсоветских поколений лежат миры и "10 ситуаций" братьев Стругацких, вдруг оказалась не полной. Удобно искать недостающие основы в культурных слоях Востока (Индия, Китай, ...). Там всё совсем не понятно, поэтому проще быть терпимее к непонятному, чем к знакомым (но еще более противоречивым) словам и высказываниям, скажем в Библии вообще, и в Евангелии в частности. Хотя исторически именно православная картина мира ближе к большинству наших пра-пра-родителей.

Года три назад тексты Евангелия мне показались бы совершенно оторванными от действительности, но после авторов XX века, таких как Анатолий Гармаев "Нравственная психология и педагогика" или цитат старца Порфирия, знакомства с "интегральным подходом" Кена Уилбера и "осознанностью" Экхарта Толле, привыкаешь к тому, что если что-то в библейских текстах и кажется несуразицей, то нужно просто иметь терпение, чтобы пройти (как и с текстами Востока) через специфики культурную и языковую (т.е. трудности перевода). Глубже смотреть, как каждое понятие было переведено, меня научил философ Михаил Куртов. Теперь "Послания апостолов" воспринимаются как методичка про "как жить дальше", которой очень не хватало.

В начале 2015-го проснулся интерес: Как быть ближе к земле? Как жить и чем можно заниматься на свежем воздухе в стороне от больших городов. Знакомство с историями переселенцев "в деревню из города" в большинстве случаев приводит к знакомству и с их духовным миром. Оказывается, что крестьянство, пусть и "пост-индустриальное" (англоязычный контекст у Postindustrial Peasants несколько иной), всё более тесно переплетается с христианством (не в каждой заметке я это отображаю - часть впечатлений остается "за кадром"). А НРД вроде "Анастаcиевцев", оказываются не сектой (см. статью Игоря Польского "От «дачников» к «поселенцам»"), а университетом и инкубатором потерянных навыков жизни и быта на земле, и что не менее важно, культуры взаимодействия нового аграрного сообщества как внутри себя, так и с городами (это и про земледелие с животноводством, и про агро-эко-туризм, и работу с государством по изменению законодательства).

Saturday, January 31, 2015

Work and Life in Education and Research. 2014 report.

Here's just few key highlight of what I've been busy in 2014.

Work

After stepping out from GameChangers management team I've started to look for less entrepreneureal type of jobs. I've got four roles:

Researcher
January - May. I've studied how companies like Google, Valve and Yandex are organized internally. This project was requested and funded by JetBrains (deliverables were an internal set of reports). Further I've continued the project as seminars about organizational design.



Moderator and story-teller 
July - August. As a guest at Ladoga lake's shore festival named as 'Otkrytie' (in Russian it meams 'discovery' and 'opening') I moderated informal experience sharing on topics related to education and healthcare. My own content I've delivered in form of workshops about future of education, professional orientation and strategic planning in agile organizations (mainly based on OKRs). All this job was done for food and housing and it was probably the best work in 2014.

Writer
August - September. In the summer I thouth what if to write for money? In 2013 I was very delighted to to work with Anton Shirikov as an editor to publish an artcile 'Tutors and Colliders' in Slon.ru (for English edition see Medium's post). So our collaboration continued with this two texts:


Then Anton has quited Slon to join RBC and I gaved up writing. But yep, that was nice experience. I've got positive feedback and > 10 000 views for each article.

Manager (University Relations Specialist)
September - December. After the research my interest in joining Google has grown, while my Googler-friends reffered me to a position in Moscow office (in the Summer there were more then 20 open positions). All the expectations about Google itself were met, while it terms of the position (context, job resposibilites and mode of operation) - we've seen it completely different with my manager. We've stopped to work together after 3 month. My conclusions:
  • it's mandatory to get far more information about the position before accepting the offer 
  • it's complicated for me to work as a manager (especially within very distributed team) 
The key impression: Google really has one of the most strongest corporate culture of our times. It's potential is still in it's beginning.

Education Ecosystem Events to highlight

 
  • Already mentioned 'Opening' Festival
  • yCamp by Andrei Afanasiev and Co (contributed, but didn't attend due to relocation to Moscow)
  • EdCrunch (attended, but I've rejected to contribute due to being busy with Google)

People of 2014

Ekaterina Peskova. Moved from microbiology to study and teach body-mind practices. We've met at Google's corporate yoga classes in Moscow. With her strong background in natural sciences and psychology Ekaterina examines and merges different approaches from East and West. It was most mindful practices I've ever attend before.
Victor Udoewa. Moved form Washigton to London to join Google. We've e-met even before my first day in a company - he wrote so warm welcome email, so I've searched for Victor's profiles in the Internet and have been impressed with his talents and activites. It was a wonder looking at how he conducts wokshops and training for students in Dublin's Google Campus Ambassador Summit.  

What about GameChangers?

I've put my head and hands out of it. These activities were done by alumni:

Personal Experience

Reconnection with parents and digging my roots out. Exploring family trees and stories are also about discovering culture of Christianity in Russia. 

Readings

Travel



What's next?

It's my fifth month in Moscow (I've moved here to join Google) and I don't feel comfortable with idea to come back to St. Petersburg (but other cities and countries). Areas and roles to work in still are to decide: media, research, consulting, healthcare or something completely different, e.g. art or juggling classes for office workrers. I do exercises with balls for about half of the year - it's not about how many balls you can manage it's about how do you fell a single one.

Dream job is about these features:
  • strong teams (or a strong partner for small projects)
  • location in mild climat or any comfortable environment (e.g. Europe/US or less obvious but fresh choices like Lebanon, Armenia, Georgia or Azerbaijan)
  • related to 
    • asking questions
    • organizational design
    • combination of media, education, research, art and business
    • social/technology ecosystems and foresights
    • healthcare and body-mind studies 
    • working with dolphins

Tuesday, December 30, 2014

Pictured Reader. Self-Education

Сделал постер про non-fiction книги, прочитанные за относительно недавнее время (некоторые освоены еще в 2011 году, но в основном это 13-й и 14-й). Коллаж вышел весьма странный (по картинке можно стукнуть мышкой - она увеличится). Прямо жанр "14 книг, про которые хочется вспомнить в конце 2014-го".



Ссылки и комментарии:
  • Впечатления от Еськова и Эли Броада описаны тут
  • Свежая версия "Эволюции человека" в рассказах замечательного Маркова вполне хорошо совпала с книгой "Дети и молодежь" афонского старца Порфирия. Такое впечатление, что Православие знает о педагогике, да и людях вообще, больше чем современные науки.
  • У Докинза на самом деле прочитал только 11-ую главу про мемы
  • Книгу Нормана Дойджа "The Brain That Changes Itself: Stories of Personal Triumph from the Frontiers of Brain Science" на самом деле читал в российском издании под названием "Пластичность мозга". "Локализованная" обложка не отражает всю серьезность книги. 
  • Про "Институциональную экономику" Аузана писал давно 
  • Комментарии к работам Шаталовой   
  • Электронная версия воспоминаний Зимина "От 2 до ....". Дмитрий Борисович Зимин сначала работал в советском НИИ, потом сделал "Билайн", потом фонд "Династия". Можно читать в связке с книгой Eli Broad про Unreasonable - они созвучны, а места действия разные. Broad, кстати, легко читается на языке английском.
  • Про семейные расстановки есть такой пост. Он, в том числе, про автора еще одной книги в коллаже - про Anando, она написала книгу 'Yes'.
  • Про "No Boundary" Уилбера (читается трудно) и "Общение с собой" Гримака (как психолог работал с летчиками испытателями) ничего не писал, но это только потому, что руки не доходили. Писал ли про 'Genome' Мэтта Риддли - не помню (но могу сказать, что это хороший мотиватор, чтобы заняться биоинформатикой). 
Идея сделать именно постер из обложек, а не список, появилась от того, что хотелось визуализировать смену фокуса своих интересов. Буду рад комментариям и рецензиям тех, кто читал что-то из этого коллажа.

----
Update
Совсем забыл еще про «Мясо. Eating Animals» (англ. Eating Animals) — это третья книга Джонатана Сафрана Фоера (вышла в 2009 г.). Документальная проза о производстве мяса в современном мире и культуре его употребления. Написано хорошо, картину мира расширяет.