Friday, December 02, 2022

From Intentional Communities to Societies and (Post)Tribes

Вводная для русскоязычной версии 

Как уже один раз оказалось, что мой опыт по упрощению жизни и быту в сельской местности оказался полезен для более широкой аудитории в текущих реалиях (см. Social Slow Travel. Lowcost, Zerowaste), так и сейчас исследования о возможных новых-старых формах сотрудничества людей, которые я вёл в экопоселениях, могут быть актуальны в контексте вопросов и задач по поиску идентичности, формированию новых общественных объединений и совместной адаптации как внутри привычных родных мест, так и к новым местам и странам.  

фото из соцсети Плейстоценового парка


От сообществ и экопоселений к обществам и пост-племенам

Усреднённый на текущий момент образ экопоселения как сообщества людей осозанно выбравших совместную природосообразную жизнь на земле, а также восстановления окружающей экосистемы и возрождения более глубоких социальных связей, выглядит относительно свежо и привлекательно (см. мой подробный разбор понятия "экопоселения"). На практике же своих наблюдений и опыта экопоселенческой жизни я стал замечать, что этот образ, а соответственно и набор теорий и практик по созданию экопоселения, оказываются лишены целостности и качественной встроенности в более широкий контекст. В этом тексте я попробую сформулировать то, как можно действовать так, чтобы экопоселение действительно получалось целостным, самодостаточным и при этом хорошо "вросшим" и в своё окружение, и в настоящее время.      

Сейчас, в подавляющем большинстве случаев, полноправный участник экопоселения - это его постоянный житель (в ряде случаев для вхождения в сообщество требуется ещё и согласие уже имеющихся жителей, а не просто покупка земли и строительство дома). Если вы бываете наездами на своей земле, то ваш авторитет и возможности участия в принятии решений в поселении часто оказываются ниже. Все другие люди - друзья поселенцев и гости, приезжающие на отдых или волонтёрить в формате WWOOF - остаются вне большинства процессов жизни и развития поселения. Так же как и коренные жители соседних с поселением территорий. А также вне поля принятия решений, как правило, остаются окружающий ландшафт, флора и фауна (но это отдельная тема, тут не буду её развивать).  


Общества

Моё предположение об альтернативном подходе начинается с того, что важно, чтобы основатели экопоселения изначально нашли набор целей и задач следующего уровня и масштаба, чем "просто" создание устойчивого или регенерирующего сообщества, живущего на конкретной территории. То есть основатели начинают инициативу, "социальный организм", в котором экопоселение - это только одно из проявлений и инструментов сообщества для достижения выбранных целей. Более того, для описания целей и решения задач вот этого "следующего уровня" я предлагаю перейти от понятия “сообщества” (intentional community) к понятию “общества” (intentional society). Возможно, вы подберёте более точное понятие - в этом случае буду рад о нём узнать. Я выбрал "общество" исходя из примеров уже имеющихся обществ, у организационных моделей которых есть что позаимствовать, а именно:

В экопоселенческом контексте общества могут быть, например, про:

  •  регенерацию био-региона, территория которого существенно больше площади экопоселения,
  •  адаптацию к изменению климата
  •  альтернативные подходы в образовании и здравоохранении
  •  поиск новых форм самоорганизации и самоуправления

  Аналогия с географическими обществами, которую я хочу подсветить, это что в экспедиции отправляется малая часть участников общества, в то время как помощью с организацией экспедиции, анализом и представлением её результатов занимается гораздо больше людей. Так и у нас, именно в поселении постоянно живёт меньшая часть участников общества,  а все остальные заинтересованы так или иначе в результатах деятельности жителей. От покупки домашних овощей, фруктов и лесных трав и ягод, до возможности приехать на пару недель в отпуск самим и/или отправить детей на пару месяцев. От возможности периодически экспериментировать со своими грядками, но иметь постоянный присмотр за ними жителями поселения до использования "площадки" поселения для проведения своих семинаров, конференций и активного участия в самоорганизации и самоуправлении поселения. И эти внешние для поселения, но внутренние для общества люди для устойчивости и развития поселения важны ничуть не меньше, чем постоянные жители.   

Я знаю следующие примеры, где уже гибко включают "внешнее сообщество" в жизнь постоянных жителей поселения.

  • Chateau Chapiteau’ ‘королевство’ граждан мира в форме пермакультурной деревни и коливинга в Грузии, продает дни в году своим членам, 
  • Центр курсов и фестивалей Ängsbacka с органическим садом в Швеции интегрирует в свои процессы людей, которых они называют «расширенным сообществом», тех, кто является частью среды, но живет вне этого места, и соседей, которые живут рядом и регулярно сотрудничают. 
  • У исторической карельской деревни Кинерма есть клуб, члены которого в основном живут в Финляндии.

И это из новых форм общежития. Для расположенных в сельской местности христианских монастырей и общин кришнаитов интеграция в общества по признаку вероисповедания присутствует изначально.


Пост-племена

Ещё один из плюсов общества по сравнению с сообществом экопоселения это то, что общество позволяет объединять более разнообразных по своим взглядам, интересам и привычкам людей, следовательно делает такое объединение более многочисленным. В то же время, эти многочисленные участники общества совершенно не должны жить вместе по соседству, не должны решать уйму совместных бытовых задач. Они могут жить в разных странах и пересекаться в совместной деятельности очно или удалённо несколько раз в год. С другой стороны, участники общества имеют возможность присматриваться друг к другу постепенно и в совместной деятельности. И уже на основании таких опытов участники будут лучше понимать с кем они хотят быть соседями, а с кем нет. 

Таким образом, чем более зрелым становится общество в ходе своих исследований, мероприятий и других активностей (посещения существующих экопоселений, заповедников, семинаров и ретритов) и других связанных подобных проектов и программ, тем больше появляется знаний о вовлечённых территориях и больше людей имеют опыт сотрудничества друг с другом, тем лучше члены общества могут видеть, каких людей/семьи они хотят иметь в качестве соседей, а кого в гостях (и встречаться только как коллеги, и не ближе). Такой опыт - хорошая общая почва для сбора «племён» или «пост-племён» — людей, которые хотят вести совместную деятельность, разделять одни и те же практики и ландшафты, вместе растить детей и проводить последние годы своей жизни.


Разница между обществами и пост-племенами

  • Общества больше связаны с долгосрочными целями, высокоуровневыми ценностями и процессами. Зрелое общество формализовано через одно или несколько НКО и поддерживает отношения с государством и  университетами, может работать с предприятиями и профессиональными ассоциациями, участвует в программах трансграничного сотрудничества и т. д.
  • Племена — это совместная жизнь (даже в удаленных форматах) с общими повседневными практиками, комфортным социальным контекстом и долгосрочными отношениями. Это неформальные группы в большинстве случаев без создания юридических лиц.


Переопределение понятия “экопоселение”

Это понятие уже прошло заметную эволюцию - от соседства людей в сельской местности, которые стараются в своей привычной жизнедеятельности наносить минимальный ущерб окружающей среде до специально создаваемого сообщества, как в сельской местности, так и в городской среде, при том, что ключевая задача этого сообщества - регенерация окружающей экосистемы и “социального ландшафта”.  

В заданном сейчас контексте можно дать очередную версию определения экопоселения как: 

одно или несколько пост-племён живущих на одной территории и входящих в одно или несколько обществ, когда в целях и задачах этих обществ есть, в том числе, фокус на регенерации этой территории и укреплении социальных связей как внутри этой териитории так и с окружающим (вплоть до международного) социумом. 

Если экопоселение уже создано 

и прошло с этого момента существенное время, то в любом случае сохраняется возможность поиска целей и задач следующего уровня сложности и бОльших горизонтов, а также постепенного включения всё большего числа "внешних" участников в жизнь как экопоселения. Задачи из бОльших горизонтов также можно искать постепенно, исходя из уже накопленного опыта. Ещё один вариант включения поселения в бОльший контекст - включение в сотрудничество с национальными и международными союзами экопоселений и другими ассоциациями экологических организаций и сообществ. 

"Призма" же для взгляда на жителей поселения через то, 

  •  сформировались ли среди них какие-либо племена, можно ли разглядеть карассы
  •  какие и почему, если нет, что что получилось вместо? 
  •  кто, и как выпал из этих малых социальных образований? 

такие вопросы дают возможность лучше проанализировать и понять социальную динамику в поселении.   


Общества и племена - побочные эффекты

Возможно, общества и племена как новые институты среднего уровня могут удовлетворить потребность в принадлежности, безопасности и ощущении большой семьи.Такое часто ожидается от сообществ, но на практике это работает лишь частично. Государства, корпорации и религиозные организации также могут лишь частично удовлетворить эти потребности, как и родЫ/большие семьи (они слабы или их нет в настоящее время).

В свою очередь, сильные общества и пост-племена могут:

  • сделать государства более полезными и менее дорогими (за счёт роста доверия между гражданами и способности выполнять часть функций государства)
  • трансформировать корпорации в некоммерческие организации с меньшими транзакционными издержками и отсутствием необходимости в продажах и маркетинге (например, общественные банки - банки, которыми владеют и управляют члены сообщества с единственной целью - служить сообществу с точки зрения финансовых операций, даже не получая дополнительных доходов) для сообщества только сервисы - прозрачные, с открытым исходным кодом,…). Есть русскоязычная социальная сеть - Freefeed.net, что показывает, что такой подход возможен - хотя бы для создания сообщества развитой социальной сети. В Швеции есть фермерский банк, кооперативный банк, который обслуживает, в частности, нужды фермеров.
  • сделать родство/семью сильнее и сплоченнее.
  • поставить под сомнение реальную потребность в религиозных организаций (особенно в тех случаях, когда эти организации стали слишком органихациями, растеряв человечность).

На фоне всё более заметного роста числа цифровых кочевников, а также в перспективе климатических беженцев, предположу, что некоторую популярность могут обрести племена изначально задуманные как кочевые, или ставшие таковыми в силу внешних обстоятельств (гонения, войны, климат,...).

Примеры новых обществ

  • Думаю, что “Плейстоценовый парк”, основанный в 1996 году экологом Сергеем Зимовым уже может быть примером формирующегося международного общества. В этом заказнике при поддержке научных организаций, бизнеса и краудфандинговых компаний идёт эксперимент по воссозданию экосистемы «мамонтовых тундростепей» плейстоцена, существовавшей на территориях Северного полушария во времена последнего оледенения. Почему это важно особенно сейчас можно узнать на сайте проекта.
  • Сформулировав вышеобозначенные соображения я понимаю, что инициатива, над которой я сейчас работаю, может стать основой для создания соответствующего общества, а также средой для образования нескольких племён. На основе опыта работы с университетами, восьми лет жизни и исследований в сельской местности я пришёл к выводу о необходимости долгосрочной программы сотрудничества экопоселений и других новых инициатив по природосообразной жизни с университетами, школами, заповедниками и коренными народами. Подробнее см. тут. Там же есть русскоязычная версия.  

Tuesday, January 18, 2022

Very Finnish Science. Preschool Children and Forests. Posthuman Perspective

Финские учёные, конечно, исследуют лес и детство. И заметка будет о том, чему могут научиться дети у леса, если им не мешать.

Современная мировая наука, вслед за основными религиями, поставила человека в качестве пупа Земли. В начале XXI века, спасибо отходу от антропоцентризма, в современной философии появилась возможность воспользоваться взглядом на мир, где снова можно говорить и не только говорить, но и исследовать взаимодействия с Землёй-матушкой, Лесом-батюшкой, Курочкой-рябой, водяными и т.п. И при этом не рисковать быть причисленным к язычникам или эзотерикам. 

Итак статья Анны Владимировой, аспирантки по направлению "Образование" в университете города Оулу: 'Caring In-Between: Events of Engagement of Preschool Children and Forests'. 

Простым понятным языком о выводах из исследований Анны можно прочитать в её интервью - "Давайте рассказывать детям, что лес тоже может думать, может менять нас как людей" на Главном портале ботанических садов России. Процитирую отрывок про финский опыт:

Есть понятие nature school — природные школы, в Финляндии их довольно много — больше тридцати, — и постоянно появляются новые. Это, грубо говоря, домик в лесу, и класс может бронировать день в этом домике с учителем, который там преподаёт, чтобы приезжать и изучать предметы, которые связаны с их школьной программой. В природных школах есть пособия, которые можно потрогать, например, модели планет, и вся учёба проходит в формате приключения. Но особенно эффективно изучать в природной школе растения и животный мир, например, снимать видео о местном болоте, так дети надолго запоминают материал. Природные школы, как правило, входят в общее школьное образование. Они бесплатные, платить нужно только за автобусные расходы. Насколько я знаю, в России такого, к сожалению, нет. Есть различные движения, например, Юннаты, школьные лесничества или экологические школы, но это всё — дополнительное образование. Как я понимаю, это только на добровольных началах, школьники могут на кружок прийти, а могут и не прийти.

Ещё один вариант — это лесные детские сады (для школьников такого пока что нет, по крайней мере в Финляндии). В этих детских садиках дети проводят на природе около трёх или четырёх часов в день, четыре-пять дней в неделю. Это направление больше развито в Германии и Дании. В Финляндии такие группы только начинают появляться...

И на этом чтение моей заметки бросить. Но если, интересно взглянуть какой же именно научный дискурс и методология лежат в основе простых и естественных выводов, ниже я приведу отдельные цитаты уже из научной статьи. 

Sunday, August 30, 2020

Remote Learning Podcast. Ecovillages and Rethinking Education.

Добрался до меня подксаст "Удалёнка" про то, как ученикам, учителям, родителям и школам жить в новой реальности удаленного образования. Я в сельскую местность уже 5 лет как удалился, сохранившись при этом в образовательной сфере.

Удаленка
Пётр Сафронов - автор подкаста, философ (см. его лекции на ПостНауке) и мой знакомый (из времён, когда я думал о работе в Институте Образования НИУ ВШЭ) прислал мне настолько продуманные вопросы, что хоть статью пиши (в подкасте успели только часть этого списка). Соведущий "Удалёнки" - Николай Воронов  известен ведением ресурса про медицину "Собака Павлова".

В самом начале там некоторое "идиотничание"... Похоже, так сейчас принято в подкастах, но не подумайте плохого. Писали вечером - я явно засыпал, что сказалось на качестве и скорости изложения (можно ставить ускоренное воспроизведение). Для сравнения вот другой подкаст, где я вещал утром - есть разница.

Говорили мы про (цифры - это с какой минуты и секунды запись):
  • 3.15 Неконференцию 'Education Engineering Days' (см. БОЛЬШУЮ сноску ниже) и что из регионов и сельской местности хорошо видно, как университеты оттягивают таланты в мегаполисы, и что сейчас самое время заняться "вездесущими" университетами, так чтобы большую часть времени студент мог учиться там, где он родился и/или ближе к местам трудоустройства.    
  • 9.46 Как на сельской местности сказалась изоляционная удаленка. И как на мне сказался карантинный режим. Почти никак, даже появились новые возможности - сделали с коллегами по Российскому союзу экопоселений "день экопоселений" на "форуме Живых городов", который из-за пандемии прошёл в Zoom. 

  • 14.44 Что же такое сейчас "экопоселения"? Про разницу этого понятия в Европе и России.
  • 19.12 Про анастасиевские поселения родовых поместий. Не 80% - это я увлекся, но 65% думаю, что не меньше.
  • 22.30 Про средства к существованию живущих новой сельской жизнью.
  • 28.0 Про детей из городов в сельской местности. И куда отправить городского ребенка, если родители сами не хотят в сельскую местность, а купить ему трудностей в природной среде за любые деньги готовы. Мягкий вариант на эту тему - школа в детском посёлке "Орион" в Калужской области, а северный и семейный - "Живая деревня" в Архангельской.
    Детский поселок Орион

  • 33.0 Что происходит при взрослении детей экопоселенцев, как они поступают в вузы. Кто как и где находит себя во взрослой жизни и как это связано с родителями.
  • 38.10 Так нужен ли университет? Вездесущий универ - биологические/геологические научно-учебные станции и спорт-базы вузов, как новые точки образовательного присутствия.
  • 46.50 Пост-университет. Императорский Царскосельский лицей как пример школо-верситета в селе.
  • Тьюторитеты и мастерские. На примере ассиролога из СПбГУ Владимира Емельянова про подготовку учёных (на "удалёнке" за три года вместо 5 лет на кампусе университета).  О невечности школ и других "вечных институтов".
Слушать можно ТУТ.
Другие выпуски "Удалёнки" очень даже рекомендую. Мне особенно запомнился выпуск о буднях детей и о проблемах взрослых рассказывает Максатбек уулу Абдуназар - руководитель клуба "Билим", занимающегося поддержкой трудовых мигрантов из Киргизии.

На тему "вездесущих" учебных заведений, Петр Сафронов поделился сслыкой на свежий материал в NewYork Times 'College Is Everywhere Now'. 

...
БОЛЬШАЯ сноска
Про 'Education Engineering Days' (Хельсинки, 2016) - вещал долго чтобы сделать акцент, что событие это сделали Елена Ярманова и Алена Маркович, которые позднее запустили "Учитель для России" (как раз про оживление сельской местности). С финской стороны все площадки наилучшим образом подготовил Andrew Paterson. Он делает фестиваль PixelAche,
Лого PixelAche

а сейчас активно исследует тему заготовки и спасения еды с помощью ферментации (в нашей культуре это, например, традиционное квашение капусты и изготовление Иван-чая ). Но, в результате, я это всё забыл сказать. Донёс только мысль, что уже тогда мы видели образовательный процесс, как каждый раз собираемый заново - под участников и окружающий контекст (потому и engineering).

Wednesday, August 12, 2020

Simple Living Studies. 2015-2020

 For the last five years, I've dropped out of mainstream thinking and values and corresponding mode of operation (or at least I see it like this). Each year I wrote reporting notes (in Russian) with things done, people and places discovered, knowledge/skills acquired and directions and ideas for the next season. 

Reports


1. 2015/2016 Yaroslavl region - one of Russia's State's cradles. Grand-grand parents' lands and contemporary Orthodox communities there. Reconnection with Russian history in the context of local  real stories and my kin's history - behind the official plot that we were taught in school and other state-guided narratives. Orthodox's miracles and XIX century's peasant studies. 


The adventure supported by newly acquired hitchhiking skills and my tutoring abilities to help local children with their studies (Math&English). My professional shift (upshift) from working with university students to school age kids was stimulated by Vladimir Martyshin. Vladimir and his family are the first generation of the post-soviet back-to-the-landers. He started as a farmer, but has become a village's school head soon. Vladimir's kindness and humaneness are things that I remember as guiding principle to live and to create. Here is just published video about his views and the school he nurtured.


One another insight is that adopted kids is a really normal practice. It's not easy, but part of today's culture. Thanks to Dmitry Morozov, Maria and Anton Kuzmins and their colleagues/neighbours in the orphan village 'Orion' (video by BBC and my report). 


A one-year trip that resonates in me with Boris Grebenshchikov's 'Russian Album' (Russkiy al'bom). 

The season's report is here.


2. 2016/2017 Pskov region, Belorussia, Latvia. Ecovillages and Kin's domains. It has opened Russian history in the neighboring countries' context. Physical and mental resurrection in 'Chistoe Nebo' ecovillage. Ecovillages and kin's domains the way to live. Gardening, building, and wild nature being experiences. Living among the forests on the countries' border and between National reserves in really rural homesteads (you have to walk a lot to your closest neighbors) is even better than in the 'just countryside'. 

The season's report.


3. 2017/2018 Soviet Union's South: Crimea, Kaukasus. Mountains, the sea, and the subtropics. Domesticated animals and less domesticated people. Ecovillages, new farmers, and kin's domains. Eating persimmons and pecans right from the trees. Other climate and other cultures. 


While gardening and making friends there, I've got the internal feeling that the planet Earth is a one being and there's no my land and soil and someone's other land and soil. Putting seeds in one place, harvesting in the other - it's part of the nature cycle. And that the friends are everywhere - it's just about to be open and to notice them. 


The Rainbow gathering (Russian edition) made me start to think (but not to feel yet) that there's even no border between lands, there's no border (or 'No Boundary' thanks to K. Wilber) between people and even between everything.

Here are the season's report and a request for body-mind contact


                                                     * * *


Observations through these 3 years made me interested in the real situation with the ecological state of the world. So the next two seasons I've invested to understand what's going on with the Anthropocene's effect on the biosphere.  


4. 2018/2019 Russian North-West

The summer was about the first experience with 'fire-free' and 'people-free' days being in the forest on the Ladoga's lakeshore. It's just a comfortable and healing 'single camping' (not extreme experiments).


The Autumn is in Arkhangelsk region. Been sleeping in October in a hayloft just above goats (I milked them every day) and a horse. The whole winter in Karelia in Kostamuksha Natural Reserve (Russian North-West just on the border with Finland). Nature protection institutions and climate science. Finno-Ugric languages' sounds and rhythms (now I understand why J. R. R. Tolkien was so involved with it). 


I've 'met' a 'colleague of mine' - Elias Lönnrot. A Finnish physician and philologist, he collected and published the epos of past times ('Kalevala') while my field trips bring me the sprouts of possible biocentric future epos and the corresponding values' space. Exact places' reports and analytical notes are published as separate blog posts, two overview articles are part of GEN Russia Annual Newsletters (2019 and 2020). The first one I've translated to English:  Ecovillages, Kin’s Domains, and New Farmers: 25 Years of the Modern ‘Back to the Land’ Movement in Russia/CIS.

 

As the global and Russian situation with people (including myself) unconsciously using nature and too young nature/organic centric agriculture (permaculture) in Russia I shifted my re-search focus on Scandinavia.


Here is the season's report.


5. 2019/2020 Finland, Sweden, and back to Karelia. Organic and biodynamic farms and Folk Schools. European Ecovillage Network and European Rainbow Gathering (these communities have intersections). Boreal biomes and landscapes. Reindeers and Saami culture. 


I've met new farmers and even new peasants (and worked a little close by) who are vegetarians in such a north climate where agriculture (especially vegetables, fruits, and crops) is considered (in Russia) as of 'high-risk enterprise'. They are self-sufficient, healthy, and thoughtful. Their kids and grandkids are healthy and smart. One of these new peasants - Lasse Nordlund, a half-German/half-Finnish/Swedish former Software Engineer wrote a 'Foundations of Our Lives' book on his personal experience (the book's Finnish version is extended with chapters written by Maria Dorf, Lasse's wife).


But as even peasant lifestyle is somewhat based on significantly advanced technologies my interest grows to indigenous people and their world view and hunting-gathering practices.  


Just before COVID 'self-isolation' had been announced in Russia I came to a Ladoga lake's north shore village (population - 1800) where I've bought an apartment in a duplex (semi-detached house) or 'paritalo' in Finnish with a piece of land for gardening, sauna and summer kitchen (4 chimneys in total). I see this place and space as a living lab for 'back to the land' experiments and to host friends and guests while continuing field trips into the wilder nature and less populated landscapes with original forests.   


No report for this season yet.


Present


After these experiences I find myself on the three planes or coordinate systems:


a. Current social context and 'business almost as usual'.


b. Humans' biosphere fast degradation. Forest clear-cuts, biodiversity loss, drinkable water shortage, weather changes (not just warming). No hope and: 

  • Titanic's (ecological crisis) and
  • Babel Tower (technology risks as civilizational ego and fears grow) 

as metaphors that correspond to my view on what's going on. In Russia, this agenda is so marginalized as the key proponent is a 'new peasant' German Sterligov whose radical views and actions disturb the 'contemporary tolerance level'. In ecovillages and academic society's 'layers', I've met only a tiny group of people - 'On the edge' community and Regional Network for Sustainable Rural Development with the 'Climat, Education and Youth' project. In Europe and Scandinavia, I see more awareness and actions (e.g. Deep Adaptation forumGEN Europe and ECOLISE activities, and University-based events).   

In Russian there is an interview with Alexander Karpov on what are the reasons of the crisis's denial and a vision of possible future for us and next generations (IMHO, it's the most optimistic scenario). I had luck learning from him some of my moderator's skills


c. Search for internal wholeness and 'reach simplicity'. Deeper contact with my own body and the 'inner cosmos', finding 'qi' or 'prana' or whatever word it means. As now I'm sure that 'qi' skills are not only about self-healing. Even gardening requires it. Feeling 'own' qi allows interaction with other 'qi' streams in organisms and landscapes ('external cosmos'). This mastership allows the next level in reducing personal consumption impact on nature and dependence on big social institutions (e.g. healthcare, schools, money) and everyday things (simpler cloth and tools). While having a more intact connection with wild nature - wolves and dolphins, trees and birds, tomatoes and bees, waters, and stones.


'B' and 'C' planes look like two projections of the same process. Advances in 'C' provide more sustainability and survivability for situations in 'B'. While forgetting 'A' (or just trying to escape it) - is to bury a head in the sand.


So, what's next?



I. Europe's South-East (small countries and nature diversity) as some of the countries are Slavic language group - it's also a linguistic and anthropology research for Slavic roots and sub-collective unconsciousness. And what it is to be (in) a small country? I've looked at this region for the last 4 years - now there are exact people and places to come and ideas to verify. 

  • Nara Petrovich (simple living) and Marko Pogačnik (understanding earth live) in Slovenia; 
  • organizations that are not only about ecology but with wider scopes: GAIA Kosovo in Kosovo and Impact Hub in Romania. 
  • Ecovillage Zaježka in Slovakia. 
  • Serbia, Croatia, Albania - still unclear. Georgia and Armenia - maybe. 
II. Indigenous and/or rural (SaamiDungan, ...) people and old believers. The 'World in faces' project by Alexander Khimushin provides some directions for the search. Shifting perspective views to cosmological perspectivism (a concept coined by the Brazilian anthropologist Eduardo Viveiros de Castro to encapsulate indigenous conceptions, he is know for his book 'Cannibal Metaphysics'). And deeper to Nature, somewhat one of the largest Russia's natural reserve - Pechoro-Ilych Nature Reserve in Komi Republic. Scandinavia is still an option for such experiences. Longer stays in wild nature (for the set of reasons, e.g. to get effects similar to 'vipassana', insights like Vladimir Serkin's studies in Russian's Far East, ...) 

III. On the 'A' plane, maybe: Deep adaptation labs (an international initiative that includes Universities, ecovillages, nature reserves, ecological communities in cities, ...) and 'qi' research groups.